Подросток – отпускать или держать?

9 золотых правил, как общаться с подростком

Проблема, как общаться с подростком может возникнуть в любом возрасте ребенка. Кто-то переживает пубертатный период спокойно, практически незаметно для окружающих, другие же дети переносят данное время болезненно. Причем как для себя лично, так и для окружающих. В связи с этим для многих родителей актуальной становится проблема: как общаться с подростком 12, 13, 14, 15, а порой даже и 16 лет. Есть несколько достаточно простых, но действенных правил для этого!

Как правильно общаться с подростком

Первое, что нужно понять и принять: ребенок вырос. Он уже не так явно нуждается во взрослом, как младенец, но по-прежнему созависим со старшими. Это его и напрягает. Также как и изменения в организме, естественные признаки взросления, социальные отношения с одноклассниками и масса других проблем.

Задача взрослого на данном этапе – помочь, а не усугубить.

А для этого надо понять, как правильно общаться с ребенком подростком!

Правило №1. Вспомнить о себе!

В суете детского возраста многие родители полностью отдаются жизни ребенка. Общие прогулки, общие занятия, общее время. Пора разделиться. И вспомнить о себе. Это обеспечит два приятных момента:

  1. появится довольство собой – внешним видом, новыми знакомыми, хобби, увлечениями;
  2. уменьшится акцентирование на ребенке – снизится частота ссор, в доме настанет более мирная и приятная атмосфера.

Дополнительный бонус: довольные и увлеченные родители – пример восхищения и подражания любого подростка!

Правило №2. Не забывайте дышать!

Если учитесь общаться с подростком, то первым делом запомните это правило. Дыхание. В начале любого разговора нужно физически глубоко вдохнуть. Обязательно.

При этом неважно, назревает ругательная беседа или лирическое общение – просто вдох. А потом диалог.

Зачем? Насыщение мозга кислородом даст заряд позитива и поможет реагировать без раздражения на разные мелочи и оговорки.

Правило №3. Принять подростка таким «какой он есть»

Или она. Это неважно.

Советы, как общаться с девушкой подростком и с юношей не сильно разнятся.

Но принять выросшее чудо – прямая обязанность любого родителя. Любым.

Да, колючий. Да, резкий. Да, хочет дреды и татуировку. Но это его становление и развитие. И яркость жизни сейчас ощущается особенно сильно – даже без всяких сфер жизненного баланса.

Поэтому просто принимайте и поддерживайте – «и в горе, и в веселье».

Правило №4. Соглашайтесь с желаниями

Подросток хочет видеть во взрослом партнера. Который принимает, понимает и одобряет его. И главное, который всегда поможет. Это может выражаться в любых мелочах. Например, приходит ребенок домой и просит: «Мама, налей мне чаю, пожалуйста». Он может и сам, но ему важно участие мамы даже в этом мелком жизненном моменте.

Конечно, это не значит, что надо срываться и бежать к подростку по первому требованию. Но выполнять некоторые его желания можно и нужно.

Приятный бонус: при наличии поддержки в мелочах, ребенок, возможно, не станет опускаться до категоричного поиска внимания. А это значит, ест шанс избежать требований «хочу пирсинг на лице», «дырку в ухе», «зеленые волосы по всему телу».

Правило №5. Любовь – простая и безоговорочная

То, что это любимый ребенок, ваш ребенок, нужно напоминать себе постоянно. Особенно, когда начинаются проблемы и подросток не хочет общаться с родителями. Общаться он не хочет не потому, что родители плохие или не нужны. Нет.

Просто в данный момент времени для него важнее другое: новый фильм, высказывание одноклассника, потребность в одиночестве или творчестве.

Почему нужно вспоминать именно о любви? Потому что любимому человеку мы готовы многое прощать – даже безделье и безынициативность. Так и тут. Просто любите, понимайте и по возможности прощайте мелкие прегрешения.

Правило №6. Рассказывайте о себе

Подростковый возраст тем и хорош, что можно обсуждать все. Своего начальника и роман подчиненных на работе. Финансовые отношения с банками и смешные события на улице. Почему это нужно делать именно взрослым? Чтобы сохранить связь с ребенком.

На ваш вопрос «как прошел день», ответ в лучшем случае будет «нормально». Потому как свое мнение на события подросток ваш уже высказал там, где хотел, и тем, кому хотел. Повторяться у него нет желания. И не ждите тут волшебного рецепта, как общаться с сыном или дочкой подростком.

Лучше расскажите про ваш день и ваши события. Это даст понять подрастающему ребенку, что в доме рады любым обсуждениям. И его услышат сразу, как он этого захочет.

Бонус: опосредовано через рассказы можно ненавязчиво формировать мнение подростка по разным темам, высказывать негативные и позитивные реакции на разные события. То есть воспитывать.

Правило №7. Осваивайте новые горизонты

Это самый классный и интересный пункт.

Суть его такова: интересы родителей ребенок изучал до своих лет 10-12. Сейчас у него формируются собственные. И само-то родителям ими заняться.

Пусть дочь или сын расскажет о тенденциях музыки и научит играть вас, родителей, на гитаре. Или увлечет хоккеем. А, может, вы вместе начнете играть в компьютерную игру.

Новая растущая и развивающаяся личность – это же так здорово! Так ищите точки соприкосновения, и в семье не будет разлада.

Приятный бонус: можно открыть для себя действительно что-то классное и удивительное.

Правило №8. Тыл – это дом

Дома можно отдыхать, психовать, беситься, смеяться и плакать. Никто не осудит, не наругает, не накажет. Дом – это тыл, куда всегда можно прийти.

Это должен знать и понимать каждый подросток, а задача родителей поддерживать это понимание максимально возможное время.

Правило №9. Самостоятельность +

Всегда давать чуть больше самостоятельности, чем надо. Это поможет избежать насильственного расширения горизонтов и массы проблем.

Пусть мама/папа предложат сделать на лето ирокез, самостоятельно доехать до другого города к бабушке или починить сложную технику. Чем больше возможностей дается подростку, тем меньше он требует и митингует.

Как общаться с подростком? Сложно? Нет. Если делать все осознанно, вдумчиво и понимать: данный вредный и тяжелый возраст когда-нибудь закончится!

Осторожно — подросток

Вводная часть. Подростковая пора — сложная и короткая. Чтобы пройти ее «без жертв и разрушений», нужно знать ее особенности. Быть умным и терпеливым.

— Точно. А кто говорил, что быть родителем легко?!

Это самая сложная и ответственная работа на земле. Итак, осторожно — подросток!

1. Чтобы не утратить доверия.

Если на вашу просьбу оторваться от компьютера никто не отрывается и на вас не реагирует; если дух свободомыслия перешел в дух свобододействия и вас полностью игнорируют; если в ответ на ваши предложения слышатся усмешки и контрпредложения; если ваши действия вызывают острую критику, советы — негодования, рекомендации — противодействия, значит, ваш ребенок вырос. На пути к взрослению превратился в подростка. Это неизбежно, но учитывать приходится. Поэтому правила жизни нужно менять, иначе наступит игра не по правилам. Это совсем другой разговор.

Когда-то взросление должно было произойти. Некоторым родителям везет больше, другим меньше.

Самое протестное, непредсказуемое и противоречивое поведение возникает с двенадцати до семнадцати лет с отклонениями в обе стороны.

Осознание ребенком своей индивидуальности происходит неожиданно для всех. И, к сожалению, не всегда безболезненно. На фоне бурной физической и гормональной перестройки однажды он не узнает своей внешности, потом удивляется мотивам собственного поведения и ходу мыслей. Это сложное состояние.

Редко переоценка себя меняется в сторону повышения.

Иногда она заканчивается самоотчуждением, депрессиями, неврозами и комплексами.

Подростки переживают эти состояния крайне болезненно. Иногда дело доходит до суицидальных попыток.

Отношение к себе — очень тонкое и ранимое чувство.

Даже у взрослых самооценка колеблется от плюса к минусу ежедневно, а что говорить о подростке, который не знает, чего от себя можно ожидать. А с чем — лучше не беспокоить.

Во время возрастной перестройки человек, не узнавая себя, получает «кота в мешке». С этим связаны кажущиеся беспричинными колебания настроения, желания, мотиваций и точек зрения.

Подросток часто «на ровном месте» становится растерянным, подавленным, угрюмым, раздражительным, агрессивным или гневливо веселым. Эти перемены происходят спонтанно — без его активного участия. Он реально не понимает, что с ним происходит, почему настроение испортилось и все стало раздражать. Чего хочется, и чего ожидать от себя в будущем.

В этот период возникают проблемы общения, страхи, сложные комплексы, недооценки-переоценки, сомнения, навязчивости, которые нередко сопровождают человека долгие годы.

Все вышесказанное родителям нужно знать обязательно, чтобы не осложнить и так нелегкий период. Нужно вести себя корректно: не возмущаться и обижаться, а стать особенно внимательными и тактичными.

Категорически нельзя допускать фразочек типа «от хама слышу», «у нашего усы как грязь под носом», «сын стал долговязым, как жердь», «с прыщами тебя замуж никто не возьмет» и так далее.

Целый мешок пошлости позволяют себе отпускать взрослые, которые уже забыли свой подростковый период и не хотят понять, что происходит. Они навязывают ребенку идеи ущербности, как будто тот виноват в том, что кожа лица стала проблемной, появилась растительность, поломался голос, а нос распух.

Резкие изменения в характере и внешности ребенка имеют веские причину и касаются не только его.

Бросать человека наедине с собой в подростковый период нельзя категорически. Как и в другие периоды жизни, конечно, тоже.

Поэтому заметив, что ребенок изменился внешне, не удивляйтесь переменам внутренним. Удивительнее было бы их отсутствие.

Будьте внимательны к ребенку и меняйтесь с ним сами.

Прислушайтесь к нашим советам, которые происходят из богатого опыта общения как с подростками, так и с их родителями.

В результате опроса тридцати московских школьниц тринадцати — шестнадцати лет мы узнали, что 60% опрошенных (18 человек) считают, что родителям лучше рассказывать не все, иначе будут ненужные нравоучения.

30 % (9 человек) ответили, что раньше рассказывали маме многое, а сейчас стараются не рассказывать ничего.

Только 50% (15 человек) респонденток сказали, что в трудной ситуации за советом обратятся к родителям, остальные 50% не задумываясь ответили, что обратятся только к друзьям.

Только 30 % (9 девочек) продолжают считать маму (8 девочек) и папу (одна девочка) лучшими друзьями, 30% (9 человек) сказали, что никогда родителей друзьями не считали. Оставшиеся 40% (12 человек) сказали, что не уверены, смогут ли родители их понять!

Родители: внимание — доверие к вам падает! Меняйтесь!

Своим мнением с нами делились дети из благополучных семей. А что говорить об остальных?!

Из этого делаем вывод, что подростки требуют повышенного неформального и постоянного внимания.

Наши рекомендации заключаются в следующем:

1. Подросток не терпит сюсюканья и фальши. Если стоя к нему спиной, беседуя по телефону или вечерами занимаясь «работой, прихваченной с работы», вы спрашиваете у него»как дела?», то ответ услышите такой же — из-за плеча, пустой и ничего не значащий.

Конкретный, доброжелательный, открытый и искренний период в жизни человека закончился в пяти — восьмилетнем возрасте, когда на вопрос «как дела» он рассказывал про дела, про мысли и планы. Теперь об искренности можно мечтать и зарабатывать ее встречной искренностью, вниманием и терпением.

2. Не обижайтесь на невнимание и вечную занятость подростка. Во первых, посмотрите на себя. Сколько времени вы ему уделяете? Во-вторых, друзья для подростка, действительно, значат очень многое, если не все. Его друзья доверия теперь имеют больше вас. Знайте это и принимайте, как аксиому. Иначе улетите в те проценты родителей, которые доверие утратили вовсе.

3. Не расспрашивайте ни о чем с пристрастием, раздражительностью и осуждением, особенно когда чувствуете ответное напряжение и отпор. Подождите немного, пока эмоции успокоятся.

Дайте понять, что вам искренне интересно, с каким счетом закончилась игра, кто победил в кастинге и какого цвета у подружки туфли. Ваша корона не упадет, если вы снизойдете до интересов ребенка, даже если они вам не интересны.

4. Разговаривайте с человеком лучше меньше, да лучше: не спеша, спокойно, сдержанно и с уважением. По другому не стоит — «наломаете дров» недоверия, разгребать которые подросток не будет. Это будет ваш «лесоповал», который раздавит остатки доверия окончательно.

5. Делитесь с подростком своими планами. Пусть он критикует вас и дает наивные советы, но он должен учиться участвовать, сопереживать, принимать решения и отвечать за них. Пусть вы станете «подопытным кроликом» и явитесь на вечеринку к шефу в кофте кислотного цвета! Зато выбрала ее для вас дочь!

6. Спрашивайте человека, как он себя чувствует не только тогда, когда он заболевает. В организме подростка многие процессы происходят впервые, поговорите с ним и узнайте, что его волнует. Даже если полгода назад вы и получили на свой вопрос отрицательный ответ. Изменения происходят постоянно, поэтому вопросы тоже должны обновляться. Девочку не могут не беспокоить набухающие груди, а мальчика — утренние поллюции. Расскажите ребенку, что это такое. Физиологические подробности взрослеющего организма он должен узнать от вас, а не от «консультанта в подворотне». Тоже самое относится и к сексуальной жизни, которая когда— нибудь начнется, хотим мы этого или не хотим.

Посмотрите на спину ребенка — миновать сутулости удается немногим. Придумайте вместе комплекс упражнений для разгрузки спины. Эти упражнения не повредят и вам. Выполнять их лучше вместе. Все лучшее должно демонстрироваться личным примером. У нас зачастую происходит демонстрация худшего. Неправильное питание, вредные привычки, сквернословие ребенок выносит чаще всего из семьи. Чтобы сор из избы не выносился, постарайтесь жить так, чтобы его не было! Трудно, конечно, но что делать! Родителями мы стали добровольно.

7. Хвалите человека чаще. За мелочи, за намерения, за решения. Критиковать, конечно, нужно. Но этому нас учить не нужно. А вот похвалы от нас зачастую не дождешься, как будто от нас убудет. Это неправильно.

Поддерживайте его. Поверьте — с поддержкой, одобрением жить легче.

Вспомните себя: если мама вам вслед улыбалась, то вы сворачивали горы. Случаи, когда вам вслед летели упреки и обвинения, запомнились на всю жизнь и остались на душе тяжелым осадком на всю жизнь.

8. Делайте человеку легкий массаж на ночь. Не каждый владеет навыками профессионально, но легкими мягкими движениями можно самостоятельно снять напряжение шейных и спинных мышц, облегчить головную боль и эмоциональное напряжение. Сначала он откажется и передернется от вашего прикосновения, потому что уже отвык от него. Но постарайтесь добиться «разрешения». Человек не должен забывать тепло ваших рук только потому, что он вырос. Ваше тепло согреет душу и позволит ребенку вырасти спокойным, добрым и счастливым.

Читайте также:  Поездка в Стамбул

Быть родителями — самая трудная работа на свете, к которой нас никто не обязывал. Мы сами решили завести детей, дети нас об этом не просили.

Поэтому будьте терпимыми и любящими как тогда, когда ваш ребенок только появился. Подростковый период не долгий, он непременно кончится. Повзрослев, человек обязательно оценит ваше мудрое поведение и будет благодарен за чуткость.

2. Говорите с ребенком, говорите.

Еще недавно дочь вечерами ворковала из своей комнаты, кухни, в гостиной. Звон стоял в ушах от ее постоянного звукового сопровождения: пересказа школьных приключений, размышлений по поводу фильма, темы нового сочинения, произвола учителей и всего на свете. Можно было не вслушиваться, потому что мыслями она делилась громко и буквально ходила за вами по пятам. Ей было важно вывалить на вашу голову все, чем забита ее.

Логика ребенка: зачем что— то узнавать, если этим не делиться с мамой, в первую очередь, подругой — во вторую, а со всем человечеством — в третью.

Потом прошло лето, Даше исполнилось пятнадцать лет. Гормональные перестройки, начавшись в тринадцать лет, к четырнадцати с половиной внешне состоялись, но неожиданно Даша изменилась. Она и раньше была упрямой. Но чтобы не уговорить ее сходить в театр, позвонить бабушке или записаться на курсы — такого не было никогда. Аргументы находились всегда, методы убеждения или давления работали безупречно, а протесты если и возникали, то на поступки никак не влияли. После небольших препирательств Даша на все соглашалась.

Сначала вы не придали значения, когда она на небольшое задание ответила отказом. Твердым, уверенным и категорическим. Устные отказы встречались и раньше, потом поворчав, она шла и делала. А теперь по неизвестной вам причине в день спектакля она заявила, что никуда не пойдет, будет валяться на диване. Судьба билета ее не интересует, потому что она не просила его покупать.

Языковые курсы посещать она не будет тоже, потому что не хочет. Мало ли чего она хотела год назад!

Бабушка пускай обижается на то, что ей не позвонили. Обижать ее никто не собирался.

И такие заявления посыпались друг за другом! По всем фронтам! Ваши планы на образование дочь больше не волнуют; намерения — значения не имеют; этикет, воспитание и правила приличия написаны не для нее. Мнение учителей ее не интересуют, на тройки можно наплевать. Время можно транжирить. И так далее. Получая такие « оплеухи» каждый день, вы постепенно начинаете понимать, что ситуация из — под контроля вышла, вы выходите из себя, потому что послушной позитивной открытой девочки больше нет. Есть насупившийся, ушедший в свои мысли подросток, которому стало не интересно жить так, как он жил еще вчера. Как жить дальше он не знает, поэтому делать пока ничего не будет.

И это не худший вариант, потому что такой человек на виду и хотя бы известно, где он ничего не делает.

Такие перемены застают многих, это нередкая ситуация.

Теперь вы об этом предупреждены, значит вооружены.

Мы поделимся полезной информацией о том, как найти ключи к захлопнувшейся перед носом дверью.

Не нужно приставать с расспросами. Если на ваш десятый «почему молчишь», вам отвечают «хочу и молчу», этот вопрос, как и Дашу, временно можно оставить в покое. Нужно найти лучший момент. Он обязательно найдется.

Настроение даже у здорового человека ровным не бывает.

Оно зависит от количества гормонов в крови человека. Гормоны поступили — настроение повысилось, через два часа они израсходовались, настроение от повышенного становится ровным, затем несколько пониженным, затем происходит новый выброс гормонов в кровь, который снова повышает настроение.

Это естественная суточная цикличность (бывает еще сезонная, возрастная и так далее). Цикличность некоторые взрослые или не замечают, или замечают, особенно в состояниях усталости, болезненности или встревоженности. Другие взрослые напротив — подвержены влиянию изменений настроения настолько, что начинают от этого страдать. У них развивается циклотимия (от греч. κύκλος, «круг» и θυμός — «дух, душа») — психическое расстройство, при котором человек испытывает колебания настроения между неотчётливой депрессией (ощутимо пониженное настроение) и гипоманией (чрезмерно повышенное без причины настроение). Без помощи врача такие люди не обходятся.

В подростковом возрасте появляются отчетливые циклические колебания уровня гормонов.

Даша не сама по себе ушла в себя, загрузилась внутренними переживаниями. В ее организме происходит гормональная буря, которую девочка предпочитает переживать тихо и в одиночестве. Через несколько часов ей обязательно будет полегче, и она будет посговорчивее. Не обижайтесь на сухое обращение, а наблюдайте за ребенком. Заведите разговор на отвлеченные темы. Больше всего на свете сейчас ее раздражает она сама. Поэтому поговорите о. собаке, фильме или о себе. Спросите совета о своей фигуре или вашем вкусе. Тут — то вы рискуете услышать нелицеприятные вещи о «дурацкой» юбке и вульгарной стрижке. Но лучше это услышать от Даши, чем от кого-то другого. Терпите, даже если вам будет вынесен приговор «снимите это немедленно». Сейчас вы решаете глобальный вопрос — восстанавливаете контакт, утраченный по вине природы. Ваш вкус пусть потерпит, «дурацкую» кофту надеть ее успеете.

Или поговорите о ерунде. Поверьте, вы Даше нужны. Она не ищет одиночества, просто ей пока трудно общаться. Это обязательно пройдет, только будьте рядом и не молчите. Говорите, Говорите.

Даша оценит вашу сообразительность, тактичность и ненавязчивость.

Говорите с подростком как с умным человеком, мнение которого вам важно. Фальши человек не потерпит, потому что он только что вышел из детства — где лжи, интриг, цинизма не было.

Подросток входит во взрослую жизнь без иммунитета от лжи, интриг и цинизма. Он еще не знает, как поступать в сложной ситуации. Поэтому он или не поступает никак, или ведет себя, на наш взгляд, неадекватно. Это от неопытности!

Как часто мы видим подростков, смело рассуждающих на серьезные темы, широко жестикулируя и зная все на свете. Они чувствуют себя взрослыми, пробуют новую манеру поведения, пытаются кому-то соответствовать и ищут себя. Поиск увенчается успехом, если человека в этот период не судить, а говорить с ним на равных.

Серьезно — если он серьезен. Шутливо — если он нашел, над чем шутить, философски — если он философствует. Кстати, источники информации сейчас доступны всем. Своими знаниями дети могут вас приятно удивить.

Конечно, стоит пресекать сквернословие, агрессивные тенденции, лишнюю раскрепощенность и вульгарность. Все так же — как у взрослых. Подросток — это неопытный взрослый.

В животном мире детеныш становится самостоятельным только тогда, когда научился у родителей всему. Вот и мы должны научить ребенка всему, что мы знаем. Раньше оценивать его сложно. Поэтому говорите с ним, говорите.

Не удивляйтесь неожиданным интересам.

Если они не слишком материально затратны, не противоречат генеральной линии вашего воспитания, не несут за собой рисков и травм, поддержите их и проявите искренний интерес. Может вам самим, понравится идея спуститься по реке на байдарке или научиться играть на барабанах. Приветствуйте все, что не несет душевной разрухи, пристрастия к алкоголю и психоактивным веществам. Что сделает ваши отношения прозрачными и доверительными. Главное, это контакт. Говорите с ребенком, говорите.

Без запретов, конечно, обойтись сложно, потому что у подростков нет чувства опасности. Они только что из детства, где везде перед ними стелили соломки. Но избегайте криков, истерик и оскорблений. Чувствуете, что не сдерживаетесь, уйдите в ванну, умойтесь холодной водой и отдышитесь. Все, что вы выкрикните — будет использовано против вас. Поэтому — крепитесь.

Но если не удалось сдержаться, вы наговорили лишнего — извинитесь. Чтобы человек тоже понимал, что за слова и поступки нужно отвечать. Извиняться — не стыдно. Раскаиваться — можно. Нужно быть собой и не обижать окружающих.

Говорите с ребенком, говорите.

У вас тоже бываю трудные дни, когда нет сил на разговоры, когда на душе скребут кошки и мир кажется тупым и жестоким. Поделитесь своим состоянием с Дашей:

— Дань, у тебя бывает такое, когда.

— Еще как бывает, мам, — услышите в ответ от человека, который до этого две недели молчал, огрызался и формально отнекивался.

Помните: ни одно слово, сказанное вами с любовью, вниманием и заботой, не замеченным не окажется. Рядом с вами растет умный, тонкий и неопытный человек. Если вы не станете дополнительным стрессом, то подростковый возраст пройдет гладко.

Говорите с ребенком, говорите.

© Е.М. Наркевич, 2013
© Публикуется с любезного разрешения автора

Как я отпустила дочь-подростка во взрослую жизнь – и с трудом пережила это

Синдром опустевшего гнезда: почему так тяжело дается сепарация детей от родителей

Мария Иванова эксперт по soft skills и life long learning, навигации родителей по обучению детей

С какого возраста вы перестали считать, сколько времени ребенок проводит за компьютером и сколько спит ночью? А когда полностью передали ему ответственность за учебу? Ночевать у друзей, ходить компанией на футбольные матчи, ездить в экспедиции — все это дочь автора этих строк начала делать довольно рано, но окончательно отпустить ее во взрослую жизнь маме все равно было очень тяжело.

Мой опыт материнства — специфический. С 8 лет дочери я растила ее одна, параллельно начиная разные мини-бизнесы и проекты, глубоко погружаясь в тему личного развития и обучения детей и взрослых. Поэтому не факт, что я рассказываю что-то универсальное, что подходит всем. Но когда я сама столкнулась с переживаниями, связанными с сепарацией, я не нашла ничего в интернете, на что можно было бы опереться или от чего оттолкнуться.

Поэтому мой опыт — это просто один из вариантов, в котором вы, возможно, узнаете себя и поймете, что вы не одни, или порадуетесь, что у вас все не так драматично. Словом, предлагаю отнестись к моему рассказу как к одному из возможных сценариев, как можно думать и жить в сложный период, когда ваш ребенок выходит во взрослую жизнь.

Я всегда с удовольствием и любопытством относилась к своему материнству и искала лучшие способы взаимодействия с ребенком. Про это можно написать целую книжку, начиная с записи в дневнике за три года до ее рождения, которая стала моим основным принципом воспитания. “У моего ребенка всегда будет выбор”.

И когда наступил пресловутый подростковый возраст, а вместе с ним — сепарационный процесс, я не сразу поняла, что мне довольно сложно будет найти смысл жизни, равный по весу воспитанию ребенка.

Как принять, что у вас с подростком — разные интересы

Нет, подросток не мучал меня истериками и настаиванием на своей точке зрения. Мы довольно мирно вошли в этап, когда дочь отвоевала свое право на чувства: лет в 12-13 я вдруг перестала быть контейнером и помощью для ее гнева или обиды. Это была ощутимая перемена, но мы разобрались, как поменялись наши зоны ответственности. Теперь при ее эмоциональных рассказах о неудачах мне больше не нужно было подсказывать модели поведения в тех или иных ситуациях — теперь нужно было просо слушать и без запроса не реагировать. Это был первый ощутимый сепарационный шаг.

Второй шаг произошел, когда она стала отпрашиваться на ночевки и на — о господи — футбол. Я всегда обходила стороной болельщиков и считала этот контингент опасным, а моя дочь вдруг изъявила желание оказаться в эпицентре этого неадеквата. Но вспомнив, как я сама в подростковом возрасте общалась с мальчиками, чье поведение было на грани закона, подумала, что мне стоит довериться тем ценностям, которые я в нее вложила. Футбольные матчи прошли без осложнений, а потом интерес остыл.

Один из сложных шагов в сепарации, как мне кажется, — признание права в ребенке на интересы, которые ты не разделяешь. Это, конечно, парадоксально, ведь все мы понимаем, что растим детей для того, чтобы они стали взрослыми, отдельными, самостоятельными личностями. Но вместе с тем нам очень сложно принять, что они могут интересоваться чем-то, что мы, родители, считаем неинтересным для себя. А если у нас, не дай бог, включается обесценивание, контакт с ребенком в этот момент находится под угрозой.

Так было, например, с онлайн-играми (никогда не понимала, что в них может быть полезного). Дочь играла в них примерно год, ночами, общаясь с командой по скайпу, а я пыталась найти в этом положительные моменты — и таки нашла. Это оказалось отличной тренировкой проектной деятельности и командного взаимодействия. К этому моменту я уже отдала ей ответственность за ее график и обучение в школе, поэтому не волновалась, что что-то в этом процессе пойдет не так. Только просила громко не вопить ночью, потому что однушка не располагает одновременно к бурному выражению чувств и к нормальному сну.

К слову, период увлечения компьютерными играми занял чуть меньше учебного года, а потом дочь, по ее словам, “захотела жить в настоящем мире”, и следующим увлечением стало чтение книг и стрельба из лука.

Зачем родителю подростка нужен психотерапевт

Следующий сложный период был в 9-м классе, когда я столкнулась с пониманием, что дочь сейчас будет выбирать свою первую область профессиональных интересов, и от нее — профессию. К тому моменту она уже начала ходить на вечеринки с ночевками, ездить в экспедиции на несколько недель и активно встречаться с друзьями до позднего вечера.

Тут я столкнулась с тем, что психологи называют “синдром опустевшего гнезда”. Я вдруг осознала, что еще немного — и я больше не буду нести ответственность за ее выборы и ее не будет рядом со мной. Профессия, вуз, окружение — все это становилось предметом ее собственной жизненной гипотезы.

И так вроде бы и надо, следующий этап взросления, но меня охватила чудовищная паника. Тогда-то я и прочувствовала на собственной шкуре, почему родителю подростка нужен психотерапевт. Паника длилась несколько месяцев: я просила принять во внимание мое состояние и держать меня в курсе того, что с ней происходит.

Через некоторое время я поняла, что мне надо отдать ей ответственность за жизнь полностью. Что как бы я ни старалась, уже не могу понимать те или иные ее поступки, и она должна сама нести ответственность за последствия своих решений, в том числе — ошибочных.

Тогда всплыл целый пласт моих родительских ошибок, стало видно, сколько я всего сделала неправильного, неидеального. Но у меня не было выбора кроме как просто смириться и принять. Потому что в момент этих решений у меня не было другой меня.

Читайте также:  Пляж на Филиппинах

Как не вмешиваться при поступлении в вуз и не платить за обучение

Дочь выбрала вуз и специальность в начале 10-го класса, и следующий этап был посвящен достижению этой цели. И это стало новым вызовом для меня. Важно было делегировать ей эту цель, при этом обеспечив нужную поддержку. Репетиторы по предметам, которые “прошли мимо” в предыдущих классах, тьютор, выстраивающий ее образовательную траекторию и сохраняющий мотивацию, а я — на подхвате, с ресурсами для всего этого великолепия, но совершенно без ответственности за цель. Это было очень непривычно, очень волнительно и постоянно на грани.

И вот подошли к ЕГЭ. В какой-то момент стало ясно, что как бы мы ни старались, как бы ни были велики наши вложения — на бесплатное обучение она не проходит. А у меня всегда была установка, что за вуз я не плачу — и точка.

В эти моменты очень сложно сохранить здравый смысл — даже если все предыдущие 17 лет ты была сверхосознанная мать, всегда старалась поддерживать контакт с ребенком и быть на его стороне, и понимаешь философский смысл бытия и тщету социальной стороны вопроса. Мне было нужно пройти по тонкой грани: продолжать поддерживать дочь в ее выборе и чувствах, но при этом сохранить важную для меня установку “не платить за вуз”.

Я поставила ее в очень трудную ситуацию: при наличии баллов, которых явно не хватало на бесплатное обучение, искать варианты, при которых достижение ее мечты — возможно. Я не подсказывала возможные шаги, не вела переговоры с вузом, не искала деньги, но откликалась на ее просьбы о помощи подстраховать ее в конкретных вопросах: расчеты, обсуждения с родственниками, план действий.

Дочь справилась и, после восстановления сил, почувствовала триумф от того, что она достигла цели, которую поставила. По факту это была 50% скидка на обучение и договоренность с родственниками об оплате вуза, которой она достигла самостоятельно.

То, чем ты жила 18 лет, вдруг кончилось

В чем же сложность финального периода сепарации, по моему мнению? Когда ребенок очень долго является центром твоей жизни, и твоя идентичность выстраивается вокруг родительской роли (даже если у тебя есть свои интересы — работа, друзья, хобби) — очень трудно найти что-то, аналогичное по весу, не чувствуя себя отвергнутой, ненужной и потерянной.

Возможно, замужние женщины или женщины с другим типом темперамента переживают это несколько иначе. Но одинокой матери-невротику оставаться одной очень страшно. Ты испытываешь бессилие от невозможности больше ни на что повлиять, зияющую пустоту внутри себя от того, что как бы ты ни старалась, но целая жизненная эпоха кончилась, и тебе предстоит заполнить эту огромную дыру, и непонятно, чем, и каким образом. Ну, то есть есть идеи, и шутка про “адын савсэм адын” всплывает в памяти, но чувствам не прикажешь.

И в этот момент понимаешь, как тяжело было твоей маме, которая без вот этой всей психологии не могла тебя отпустить во взрослую жизнь. И видишь, что у тебя — двойная сепарация: ты возвращаешь своей маме признание и понимание ее чувств, а себе — признание того, что ты справилась. Твоя дочь сдала экзамены, поступила в вуз мечты, стала старостой группы, вписалась во множество активностей, переехала в общежитие. Но ты не можешь избавиться от ощущения бессмысленности собственной жизни, потому что то, что определяло тебя 18 лет, вдруг кончилось.

Отпустить ребенка — труднее, чем пережить банкротство

Возможно, я немного драматизирую от усталости — довольно сложно дались последние два года с зарабатыванием на репетиторов. Но — не поэтому ли у нас так мало настоящих взрослых, способных выстраивать гармоничные отношения, нести ответственность за собственное благополучие — не потому ли, что мы, взрослые, сами не прошли сепарацию от своих родителей? Может быть, поэтому нам сложно отпускать наших детей, доверять им их жизнь — потому что в нашем опыте не было момента, когда нам отдали нашу?

И мы подсознательно стремимся повлиять, удержать, сохранить — даже если умом понимаем, что не сможем — потому что нас самих съедает страх неопределенности? И это двойная неопределенность: “как мой ребенок справится с жизнью” и “как я сама справлюсь с жизнью, которая теперь будет строиться только вокруг меня”?

Я проходила банкротство, несколько раз меняла карьерные траектории, закрыла несколько проектов, которые были делом моей жизни, — но ничто из этого не сравнится с риском неопределенности при отпускании ребенка во взрослую самостоятельную жизнь.

Да, я понимаю, что мои функции на этом не закончились — я все еще моральная и финансовая поддержка. И мы точно будем дружны с моей дочерью, я ее люблю и буду с ней рядом. И да, я понимаю, что это этап, он закончится, мы адаптируемся, и я найду свой смысл. У меня для этого и психотерапевт, и антидепрессанты, и инфраструктура поддержки и заботы о себе: подруги, спорт, отпуска, массажи, духовные практики.

Самое болезненное для меня в этом сепарационном периоде — это встретиться со своими чувствами, которые я как будто бы прятала все эти годы, волевыми сверхусилиями двигаясь к цели и вкладываясь в смысл “быть хорошей матерью”. Возможно, так не у всех и кто-то умеет жить в ладу с собой, выстраивая семейную систему с учетом своих интересов. Но для меня по-честному отпустить подростка жить свою жизнь оказалось очень сложной задачей. И да, все свои трудности я отнесла в терапию, потому что очень хочу прожить вторую половину жизни (ну, или сколько мне там будет еще дано) счастливым и реализованным человеком.

Я живу одна полтора месяца, и три дня назад уехала в отпуск к морю. Глядя на бушующие волны, подкатывающие к моим ногам, я наконец-то сформулировала тот смысл, который могу противопоставить страху неопределенности, парализующему меня. Этот смысл — любовь. Любовь к себе, к жизни, к миру. Мне хочется понять, как это, и научиться из этого жить.

Посмотрим, как у меня это получится. Наверняка займет много времени и сил — ровно столько, сколько нужно, чтобы стать окончательно взрослой и самостоятельной. Забавно, что это совпало с периодом, когда самостоятельную жизнь начал мой собственный ребенок. И здорово, что это вообще сформулировалось как смысл. Это дает надежду.

Комментарий от дочери. На самом деле, мы вместе ушли в поиски нового смысла. У нас в жизни часто совпадало, когда мы исследовали одно и то же. И вот это погружение в новый уровень осознанности — тоже наш новый общий этап.

Как отпустить ребенка во взрослую жизнь и не умереть

Когда речь заходит об управлении границами между поколениями, современное воспитание детей оказывается в беде. В некоторых семьях родители продолжают спать в постелях своих детей до их подросткового возраста, делают домашнее задание или сдают экзамены за своего ребенка. Все это указывает на то, что детско-родительские отношения находятся в кризисе.

А уж когда настало время отпускать своих птенцов из гнезда, редкие родители способны достойно вынести разлуку. Тем более когда можно постоянно видеться по Скайпу, несмотря на то, что дети покинули родительский дом, таким образом стирая границы сепарации при помощи технологий.

Это понятие “отпускать” может создать такой уровень тревожности у родителей, которого они совсем не ожидали. Многие даже проходят все пять стадий переживания потери (отрицание, агрессия, примирение, депрессия, принятие).

Проще сказать, чем сделать, когда придет время, чтобы разорвать связь родитель-ребенок, который начинается создавать свою собственную территорию независимости, уходя в это пугающее место под названием «отпускать». А в юношеские годы отпускать труднее всего, так как у родителей становится все меньше и меньше контроля над развивающейся автономией ребенка, которому пора принимать свои собственные решения. В это время ребенок начинает всерьез уходить от родительской зависимости.

Осознание того, что теперь функции родительской роли меняются, является хорошим началом процесса под названием «отпускать». Смешанные чувства потери родительского контроля мешают вам сделать этот первый шаг на пути к пониманию одного из самых болезненных этапов воспитания детей. В этот момент очень важно осознавать, что эмоциональная борьба разворачивается на поле боя ваших собственных потребностей в любви и привязанности к ребенку. Обычно такая борьба выливается в эмоциональные конфликты и сбои в личной и профессиональной жизни родителей. Например:

  • Вы постоянно делаете контрольные звонки, чтобы убедиться «все ли в порядке» с ребенком в школе
  • Нанимаете няню для ребенка даже в его 14тилетие
  • Вы не в состоянии отправиться в отпуск, командировку или отлучиться надолго из дома, оставляя подростка одного
  • Конфликтуете в вопросах выбора ребенком профессии, настаивая на своем видении его будущего

С подобными конфликтами и сбоями сталкиваются многие родители, но чаще всего – матери. Чувство вины, стремление жертвовать ради ребенка лучшим, растущая тревога из-за увеличения сообщений в средствах массовой информации о насилии в школах – все это добавляет родителю страхов «отпустить».

Не существует способа решения для «правильного» переживания этапов развития вашего ребенка. Каждый ребенок требует различных детско-родительских отношений, как и каждый родитель – различных подходов к воспитанию, которое основано на личной культуре, знании и опыте. Если раньше, в детском периоде, вашей основной функцией была забота, то теперь, в подростковом – это товарищеские отношения. «Отпустить» – это о движении из точки «любовь-привязанность-забота» в точку «любовь-привязанность-дружба» в осознании того, что до тех пор пока вы цепляетесь за своих детей, как спасательный круг, ваши дети перестают расти.

Вот некоторые рекомендации, чтобы помочь родителям в этом движении:

  • Давайте ребенку возможность самостоятельно решать проблемы и учиться на собственных ошибках
  • Останавливайте себя, когда хотите помочь – формируйте пространство, где ребенок сможет самостоятельно расти
  • Признайте этот период, как период потери, позвольте себе отгоревать его, обратитесь к семейному терапевту, если это необходимо
  • Осознайте, что вы сделали все возможное, как родитель, и что практический этап воспитания ребенка подходит к концу
  • Когда ребенок взрослеет, выстраивайте с ним новые отношения, в которых меньше зависимости и больше взаимного уважения и восхищения многообещающим и способным молодым человеком.

Отпустить подростка страшно, но страшнее — не отпустить

Книга священника Алексея Уминского «Ребенок в семье и в церкви. Как не навредить детской вере» — сразу о многом: о воспитании, о детской вере и молитве, о любви в семье и о родительских ошибках. Отец Алексей, имея опыт директора и духовника православной гимназии, поднимает множество актуальных для верующих родителей вопросов: как ребенку исповедоваться и поститься, каково место детей в приходе, что такое детская духовная жизнь и что на самом деле приводит ребенка ко Христу?

Протоиерей Алексей Уминский окончил факультет романо-германских языков Педагогического института имени Крупской, в течение восьми лет работал учителем французского языка в общеобразовательной школе. Рукоположен в 1990 году, с 1994 года является настоятелем храма Живоначальной Троицы в Хохлах. Несколько лет работал директором Свято-Владимирской гимназии, затем стал ее духовником и преподавателем Закона Божия. Автор многочисленных публикаций. Член редакционного совета журнала «Альфа и Омега», ведущий телепрограммы «Православная энциклопедия».

Портал Материнство предлагает вашему вниманию отрывок из книги.

У подростков еще не сформировано критическое мышление

Подросток внешне кажется нам почти взрослым. Но это во многом иллюзия взрослости — он еще плохо понимает, что такое ответственность, он по-прежнему несамостоятелен. Мы замечаем, что его поступки часто направляются чужой волей, причем воля эта — отнюдь не родительская.

Однако во многом вина за это лежит именно на родителях: они перестарались, окружив своего ребенка гипертрофированной опекой, не научили самостоятельно принимать решения и отвечать за их последствия.

Между тем выросшие сын или дочь в силу объективных обстоятельств теперь окружены совсем другими людьми и от родителей отдалены институтом или новыми друзьями. Родители по-прежнему кормят и одевают своего ребенка, продолжают давать ему деньги, но основное влияние на него оказывает теперь общество, которое его окружает. У большинства молодых людей не сформировано критическое мышление. В детстве они воспринимали все хорошее, окружавшее их, как данность, поэтому ничего по-настоящему своего они в православии не имели. Они принимали даруемое без рассуждений, без переживаний, без осознанного внутреннего выбора. У них не было повода задуматься о том, что вера — это их личное сокровище. Именно поэтому они вдруг начинают с такой готовностью прислушиваться к совершенно иным речам. Совсем другие вещи становятся для них ценностью, заменяя и вытесняя ценности прежние.

Как бы много мы ни вкладывали в наших детей, как бы ни воспитывали их, в том числе в вере, в их жизни все равно наступит период, когда они должны будут эту веру заново обрести. Мы не должны питать иллюзии, что наши дети автоматически впитают настоящую веру «с молоком матери». «В храм водим, причащаем, всё наши дети знают, молятся, с удовольствием посещают воскресную школу», — все это ровно ничего не значит. То хорошее, что старались заложить родители, иногда улетучиваются так быстро, как будто ничего и не было.

Выбор веры, ответ на все евангельские слова Христа должен быть произнесен каждым лично. Ребенка крестили в младенчестве, и за него крестный произносил такие слова: «Верую Ему, яко Царю и Богу». Повзрослев, ребенок должен произнести эти слова сам!

Кризис веры переживают не все, но очень многие юноши и девушки. Они сталкиваются с миром, о котором еще очень мало знают. Этот мир живет по совсем другим законам, у этого мира совсем другие ответы на те вопросы, которые задает молодой человек. Сопоставление известных и неизвестных ответов может очень сильно смутить любую юношескую душу. И тогда начнется процесс — возможно, через падение, через какие-то серьезные жизненные ошибки — осознания того, кто ты есть на самом деле. Насколько то, что в тебя было вложено, истинно?

И здесь родительское терпение, родительская вера тоже будут испытывать очень большие искушения. Но если истинные семена добродетели были в детстве заложены — не фарисейские, не внешние, а настоящие семена живой искренней веры, — они обязательно прорастут!

Этот мир будет очень сильно испытывать детей. Очень сильно будет разворачивать в свою сторону. Приманки самые примитивные, но действенные. Потому что, по большому счету, нашим православным детям много чего нельзя — а там все можно. И возникает вопрос: а почему мне нельзя? Если родители смогут на этот вопрос правильно ответить, то они от многого своего ребенка в его юности избавят. Потому что запреты по внешним параметрам — «такую музыку слушать нельзя!», «это смотреть нельзя!», «таких друзей иметь нельзя!» — могут привести к плачевному результату. Нужно понять, чего действительно нельзя, и аргументированно объяснить почему.

Читайте также:  Плюсы и минусы домашнего персонала

Родители часто боятся излишней назидательности в разговорах с подросшими детьми и полагают, что повторять им одно и то же по многу раз бессмысленно и даже вредно. Я не думаю, что назидательность может обесценить истину. Необходимо лишь подчеркнуть: к этой истине родители должны иметь самое непосредственное отношение. Если сентенции не сопряжены напрямую с твоей личной жизнью, слова твои — медь звенящая или кимвал звучащий (1 Кор.

13: 1). Если же ты говоришь от сердца и сам соответствуешь задаваемой тобой высокой духовной планке, слова твои не пропадут втуне.

А вообще педагогика — это в том числе и повторение пройденного. Некоторые базовые установки и ценности должны быть своевременно заложены нами в подсознание растущего человека, чтобы в дальнейшем он руководствовался ими, уже не задумываясь, почему поступает в той или иной ситуации именно так, а не иначе.

Свобода — это дар любви

Родители должны вовремя понять: их ребенок взрослеет! Не стоит бояться в какой-то момент оставить его одного лицом к лицу с непростыми житейскими обстоятельствами и дать возможность принимать собственные решения, которые вполне могут оказаться ошибочными.

Я двадцать лет преподаю в православной гимназии. Мне приходилось много раз видеть, как подросшие дети из православной семьи в какой-то момент вдруг меняются на глазах: наносят какие-то татуировки на тело, начинают курить, выпивать, попадают в откровенно дурные компании.

Безусловно, это момент трагичный для родителей. Зато как радостно бывает потом, когда дети возвращаются повзрослевшими! Ребенок возвращается, как блудный сын из дальней стороны (См.: Лк. 15: 11–32), и вера для него наконец оказывается именно его верой.

Конечно, риск существует. Возвращаются дети не сразу. И не все. Но большинство, набив себе шишки, осознает, что такое молитва, что такое покаяние и что такое вера.

Да, страшно отпускать ребенка, но, пожалуй, еще страшнее, если ему уже за двадцать, а родители все еще держат его за руку. В ответ он все делает наперекор и демонстративно грешит, чтобы родители поняли: он имеет право жить своей жизнью! Он и в двадцать лет по-подростковому протестует, эпатируя их, а они всё не оставляют попыток его переломить.

Внутренне сломленный человек может внешне остаться в лоне Церкви, может жить «по послушанию», но он все равно не будет с Богом, потому что никогда не станет по-настоящему взрослым, самостоятельным и ответственным. Хочешь не хочешь — а приходится рисковать.

Родителям в этой ситуации можно дать лишь один совет: усердно молиться за своего ребенка. Иного способа спасти детей я не вижу. Я уповаю на то, что Господь любит наших детей гораздо больше, чем мы сами, какой бы горячей ни была наша любовь. Я уповаю на то, что Господь будет вести их к спасению, если мы будем вкладывать в свои молитвы все силы сердечные.

Редкая семья в наше время сможет полностью сформировать молодого человека так, чтобы он, повзрослев, оставался полностью верен родительским традициям и поступал исключительно в духе их наставлений. Я и сам не могу похвастаться тем, что в моей семье все выверено по линеечке. Смотрю на своего взрослеющего сына с огромной тревогой, мне бывает очень страшно за него. И сын прекрасно знает об этом. Я как-то сказал ему: «Ты уже взрослый человек; мы с мамой, конечно, будем за тебя молиться, но серьезные решения ты теперь должен принимать сам». Мы с женой поняли, что если сейчас не отпустим сына, то непременно потеряем его уже по-настоящему.

Предоставляя детям определенную степень свободы, важно сделать так, чтобы они осознали: свобода — это дар, полученный в данном случае от родителей.

Ребенок не должен воспринимать полученную свободу как родительское равнодушие: мол, у них просто опустились руки и ничего сделать они все равно больше не могут, разве что молиться. Нет, вместе с обретенной свободой ребенок должен ощутить безграничную любовь и высокое доверие, которое ему оказывается, лишь тогда он сможет ответить родителям тем же. Тогда он будет гораздо более открыт для них и перестанет бояться говорить с ними о допущенных им ошибках и промахах.

Свобода дается как дар любви. Мы не можем обеспечить оранжерейные условия для личности ни в семье, ни в церковном приходе, но нам вполне по силам заложить в юные души самые важные, основополагающие смыслы. Мы можем постараться быть предельно честными по отношению к нашим детям, но нам не дано прожить за них жизнь. Нам не удастся не отпустить любимого ребенка в опасное плавание по бушующему морю житейскому, важно лишь, чтобы он знал: у него есть спасательный круг и надежная рука, за которую он всегда сможет ухватиться.

Цифровое мышление

Те люди, которым сейчас по двадцать лет, — это во многом люди другой формации. Та литература, живопись, музыка, которые являлись основой нашего детства и жизни наших родителей, им уже непонятны.

«Ты вернулся сюда, так глотай же скорей

Рыбий жир ленинградских речных фонарей…»

Это совершенно непонятные, зашифрованные слова для двадцатилетних. Не знают они, что такое глотать рыбий жир, а потом заедать его кусочком черного хлеба с солью. Они отличаются от людей моего поколения, как отличается виниловая пластинка от CD-дисков, пленочная фотография — от цифровой. Это тяжело признавать, но это так. Способ мышления, к которому мы приходим сегодня, — это цифра, яркая, четкая, совершенно понятная и абсолютно определенная, это математика, а не физика. Физика — это когда тепло и холодно, светло и темно. А математика — это когда можно все отфотошопить, оцифровать, привести в порядок.

Есть программы, есть способы моделирования, и, соответственно, пути решения проблем оказываются такими же упрощенно-компьютерными. И тогда любая твоя деятельность превращается в моделирование: моделирование отношений с женой, с начальником, со своими детьми. Все становится моделью, и нет там никакой жизни.

Наши дети привыкли к этому способу мышления, который, мне кажется, катастрофически отделяет так называемый миллениум. Это жесткая граница между тем миром, в котором мы родились, и тем миром, в котором родились наши дети. Сегодняшним родителям надо это очень хорошо понять и постараться не дать цифре возобладать над словом, не дать математике возобладать над физикой.

Я считаю, что запретить ребенку вообще пользоваться интернетом невозможно. Но родители должны осознавать, что это может привести к проблемам, ведь часто пристрастие к компьютеру и социальным сетям порождено действиями самих родителей. Им гораздо удобнее оставить ребенка с телевизором или компьютерной игрой, чем отдать ему свое время. И нередко мы замечаем, что дети увлекаются компьютером чрезмерно, когда уже слишком поздно.

К сожалению, мы живем в век урбанистический, век перегрузок, постоянной настроенности на опережение, когда надо все время куда-то спешить. Даже если торопиться некуда и делать особенно нечего, оказывается, что человек уже не способен остановиться, оглянуться вокруг себя.

Родителям кажется, что им не хватает времени на общение с ребенком. А на самом деле им не хватает настроенности. И действительно, в наше время настроиться и подарить ребенку время живого общения — это настоящий подвиг для родителей, целая перестройка мышления и всех отношений.

Вред и польза социальных сетей

Социальные сети — это открытая возможность общения даже с теми, с кем ты в жизни не знаком. Но это и возможность для некоторых людей скрыть свое «Я» и выступить под маской, совершенно в другом качестве, разыграть иную роль. В этом и таится главная опасность.

Мне кажется, если личная страница ребенка в соцсети закрыта для взрослых — это очень серьезный симптом. Если ребенок не включает родителей в свою френд-ленту — это беда.

А вот если вы находитесь рядом с ребенком в соцсетях — это дает замечательные возможности обмениваться мыслями, вступать в дискуссии, и это становится способом общения, литературного в том числе. Мы давно потеряли такие вещи, как личный дневник, мы перестали писать друг другу бумажные письма — и социальные сети могут стать настоящими дневниками, местом, где можно будет написать о своих впечатлениях, чувствах, эмоциях, что вообще-то очень важно. В школах сейчас почти не учат детей писать сочинения, выражать свои чувства и мысли, и эту функцию частично выполняют социальные сети. И если рядом находится взрослый — в качестве друга, а не в качестве проверяющего и отслеживающего (отслеживать тоже надо, но очень аккуратно), — мне кажется, соцсеть можно использовать во благо.

Шаг во взрослый мир. Когда «отпустить» подростка?

Наш эксперт – психолог Инна Гришакова.

На рубеже

Войдя в подростковый возраст, ребёнок оказывается в непростом положении между семьёй и внешней средой. Он словно бы одной ногой стоит ещё в детстве, а другой — уже во взрослом мире. Это порождает у него двойственное представление о себе. К образу «Я», знакомому с детства, добавляются новые телесные ощущения, новые чувства и мысли, новый опыт общения вне дома и школы. С непривычки одно с другим очень трудно совмещать, и эти два взгляда на самого себя начинают в подростке бороться друг с другом. Находиться «на границе» нелегко, и подростки часто ищут способ преодолеть этот неудобный барьер, спеша поскорее перешагнуть его, сделав шаг вперёд, или же, наоборот, вернуться на шаг назад, в детство. Как бы то ни было, и в том и в другом случае им нужна родительская поддержка.

Ещё ребёнок

Подросток, стремящийся вперёд, может начать вести себя так, словно бы взрослые ему больше не нужны. Иногда это проявляется в столь агрессивной форме, что родители могут отступить, либо поверив, что ребёнок и правда уже вырос и теперь сам во всём разберётся, либо от растерянности. В результате возникает кризис отношений между родителями и ребёнком, сильно осложняющий последнему и без того трудный период жизни. Как в 2–3 года, борясь за самостоятельность, малыш нуждается в эмоциональной подпитке со стороны взрослых, так и в подростковом возрасте она ему необходима для безопасного освоения новых областей жизни. Важно понять, что демонстративная отчуждённость подростка — это провокация, на которую не стоит поддаваться. Пусть высокий рост подростка и его большие амбиции не вводят вас в заблуждение: это ещё ребёнок, а не взрослый, и он по-прежнему нуждается в вас. Если раньше времени разорвать связь, отказав в поддержке, подросток лишится привычной опоры, и потом ему будет легко обвинять во всех своих неудачах родителей, сделав из них козлов отпущения.

Права и обязанности

Нередко подросток хочет иметь взрослые права, но при этом стремится избежать взрослых обязанностей. В этом случае стоит ему объяснить, что одно не существует без другого, и одновременно с новыми возможностями давать ему посильную часть ответственности.

Что касается карманных денег, то хорошо не просто снабжать его ими, но и учить с деньгами обращаться. Если подросток позволяет себе то, что идёт вразрез с интересами родителей, им нужно отстаивать свои границы, давая понять, что их нарушение недопустимо, и одновременно показывать положительный пример, уважая границы своего ребёнка.

«Не хочу взрослеть!»

Некоторые родители сталкиваются с обратной проблемой: вместо того чтобы стремиться на волю, подросток, наоборот, изо всех сил «держится за мамину юбку» и не хочет даже думать о взрослой жизни. Такое поведение может быть реакцией на излишнее нетерпение со стороны родителей, опасающихся, как бы великовозрастное чадо не осталось у них на шее навсегда. Другой причиной может быть неуверенность в родительской любви: «Если я уйду, примут ли меня обратно?» Убедите ребёнка, что в случае нужды в родительском доме его всегда примут, накормят и дадут крышу над головой.

Иногда страх взросления связан с ранней травмой расставания с мамой — это требует психологической помощи.

Наконец, бывает, что ребёнок ещё не дозрел психологически. Тогда его взросления нужно просто подождать пару лет.

Клетка и гнездо

Есть поговорка: из открытой клетки птичка не улетит. Впрочем, родительский дом не должен быть клеткой, тут естественнее ассоциация с гнездом. Важное родительское умение — не удерживать насильно подросшего «птенца», стремящегося опробовать свои крылышки, но и не выталкивать его из «гнезда». Лучшие условия для развития ребёнка, делающего первые шаги на любом этапе жизни, — когда у него одновременно есть возможность и исследовать мир, и в любой момент вернуться к маме и папе, если возникнет потребность в поддержке.

Всему своё время

Отделение — процесс не быстрый. Это немного напоминает постепенное прекращение грудного вскармливания. При хорошей настроенности друг на друга время готовности к взаимному отпусканию у родителей и детей должно совпасть. В разных семьях эта готовность наступает в разное время. Но если есть ощущение, что «что-то идёт не так», можно обратиться за помощью к семейному психологу.

На заметку

Семь правил мудрого родителя:

  • Отношения «родитель — ребёнок» — неравные, и за них всегда отвечает родитель.
  • Родительская любовь не всегда взаимна. Взрослым сочувствия и понимания нужно искать в отношениях с другими взрослыми, а не с детьми.
  • Следует оставаться открытым и сохранять связь с ребёнком, что бы ни происходило.
  • Не стоит требовать от ребёнка того, чего он ещё не может, но и не надо ограничивать его в том, что он уже может сам.
  • Самостоятельности нельзя научить — до неё человек может только дозреть.
  • Не все свои родительские ошибки, допущенные в прошлом, мы можем исправить — остаётся лишь выразить сожаление и простить себя.
  • Не фокусируйтесь только на родительской роли. Живите своей жизнью, не делая ребёнка её центром.

Личное мнение

Анна Литвинова:

— Когда подростка берутся грубо контролировать, это у него вызывает приступы бешенства, это я ещё по себе помню. Его надо контролировать, но мягко и ненавязчиво, потому что если давить на человека с неустойчивой психикой, то можно сделать только хуже.

Ссылка на основную публикацию