Дауншифтинг – поиск гармонии в условиях кризиса

Дауншифтинг: внутренняя гармония вместо карьеры

Пока одни старательно ищут работу, лихорадочно просматривают сотни вакансий и бегают по собеседованиям, другие мечтают оставить работу, выбросить резюме и прочие атрибуты «трудовой жизни».

Сложная жизнь, бесконечные проблемы на работе, в семье, с друзьями, слишком быстрая смена событий, ненормальный ритм. Всё куда-то стремительно движется, все бегут, а стоит замереть на минуту и оглянуться – и такое впечатление, что с места не двигался. Неудовлетворённость собой, бессмысленность всего, что делаешь. Какой смысл в больших деньгах, высокой зарплате, если не удаётся жить так, как хочется? Если приходится тратить свою жизнь на то, что не приносит настоящего удовольствия? Ведь никто не в силах купить новую жизнь. А не стоит ли бросить всё это, и жить в своё удовольствие? Примерно так многие жители мегаполисов приходят к мысли о дауншифтинге.

Дауншифтинг – от английского «downshifting» – спуск, перемещение вниз, а в автомобильной терминологии – включение пониженной передачи. Дауншифтерами часто называют людей, идущих вверх по карьерной лестнице, но решивших в какой-то момент свернуть с этого пути, не стремиться «вырасти ещё выше», «заработать ещё больше».

Классическое определение дауншифтинга – отказ от высоких доходов, престижной должности, переход к простой жизни ради себя и своей семьи. Дауншифтинг – попытка вернуться к себе. При этом человек совсем не считает своей целью аскетичную жизнь. Он старается найти гармонию между своей внутренней жизнью и внешней активностью. В какой-то момент он понимает, что успешная карьера и высокий доход сами по себе не делают его счастливым.

Такое решение иногда может сопровождаться даже переездом в другую местность, например, в сельскую. Например, успешные люди могут поменять наполненное стрессами существование в мегаполисе на расслабленную жизнь где-нибудь в маленьком городке или деревенской глуши. Но чаще встречаются менее радикальные примеры: человек меняет тип занятий, не меняя привычное место жизни. Просто его время отныне наполняют совсем другие занятия.

Дауншифтинг в истории

Ещё в 1960-1970е годы во всём мире появились люди, которые ценили чистоту окружающей среды и мир во всём мире. Это движение получило название «хиппи». У канадского писателя Дугласа Коупленда есть роман «Поколение Х», в котором он рассказал о девушке и двух мужчинах, выбравших вместо карьеры работу в забегаловках маленького городка. «Бросай работу» — название одной из глав романа.

Знаменитый художник Поль Гоген в своё время оставил ради живописи прибыльную работу маклера на бирже. Джером Селинджер, автор знаменитого романа «Над пропастью во ржи», на пике своей славы уединился и стал писать исключительно для себя. Так он провел несколько десятков своей жизни, с 1965 года вплоть до самой смерти в 2010 году.

Римский император Диоклетиан оставил трон и посвятил себя садоводству и огородничеству. Он увлечённо выращивал капусту, очень гордился своим занятием и на все уговоры вернуться отвечал отказом. Римские граждане пребывали в шоке от такого поступка.

И теперь такое же удивление у многих вызывают успешные люди, оставляющие карьеру, престижное место работы, одежду «от дизайнеров» и прочие атрибуты успешной жизни и идущие по пути дауншифтинга. Их девиз — «Покой и воля!»

Ещё с библейских времён богатство и роскошь ставились под сомнение. По современным меркам, дауншифтером можно назвать Иоанна Крестителя. Другой всем известный дауншифтер – Лев Николаевич Толстой.

Получается, что саму идею трудно назвать новой. Но именно в современных условиях (высокий темп жизни, оторванность от природы, хроническая нехватка времени) дауншифтинг стал особенно популярным и приобрёл своё собственное название.

Дауншифтинг как явление стал массово обсуждаться в журналах, на телевидении и в блогах примерно с 2006 года. В современном английском языке понятие дауншифтинг стало синонимом к словосочетаниям «простая жизнь» и «добровольная простота».

Размах дауншифтинга в развитых странах помогает оценить статистика. В 2002 году Австралийским институтом (Australia institute) было проведено серьезное исследование, которое выяснило, что предшествующее десятилетие 23% жителей Австралии в возрасте от 30 до 59 лет стали дауншифтерами. Это не значит, что все эти люди так себя называют. Под дауншифтингом ученые понимали длительное добровольное изменение жизни, сопровождавшееся уменьшением дохода и потребления.

Самыми распространенными среди австралийцев способами «спуска по социальной лестнице» стали: уменьшение количества рабочих часов (29%), переход на менее оплачиваемую работу (23%), отказ от работы вовсе (19%), смена сферы деятельности (19%). Главные причины — недостаток времени на семью, желание вести более здоровый образ жизни, стремление к гармоничной жизни и личному удовлетворению, желание более бережно относиться к окружающей среде.

По данным аналогичного исследования в Великобритании, за последние десять лет на путь дауншифтинга стала примерно четверть населения. Возраст тот же – от 30 до 59 лет. Однако британские дауншифтеры не распродают городское имущество. Они чаще всего остаются городскими жителями, просто меняют сферу деятельности. Переходят на менее оплачиваемую работу, сокращают рабочий день или уходят с работы совсем. Женщин среди них больше, чем мужчин.

Профессор социологии Бостонского колледжа Джулиет Шор утверждает, что с 1990 по 1996 год спустились по социальной лестнице 19% жителей США. По мнению Шор, им удалось справиться с эпидемией потребления, начавшейся в 1960-е годы, — в период бурного экономического роста.

Уйдя с высокооплачиваемой работы, люди начинают экономить. Тщательно планируют траты, не приобретают статусные вещи, вообще меньше ходят по магазинам. Естественно, что такой новый образ жизни вызывает интерес и любопытство друзей и знакомых, недоумение родственников. Дауншифтеры же отмечают, что это помогло выявить им настоящих друзей.

Приверженцы дауншифтинга всем своим примером стремятся показать, что по карьерной лестнице не только можно подниматься, но и наоборот — спускаться, причём совершенно добровольно.

Чем привлекателен дауншифтинг?

Внешний и самый главный признак дауншифтинга – отказ от карьерного роста, от того стиля и уровня жизни, который навязывает общество. Человек, доведённый стрессовыми ситуациями до депрессий и срывов, когда никакие медикаменты уже не помогают, чаще других склонен к дауншифтингу. Причина несчастий – не большие деньги и дорогие вещи сами по себе, а высокая психологическая цена, которую приходится за всё это платить.

Но было бы ошибкой думать, что дауншифтинг – удел богатых невротиков. Это явление становится всё популярнее среди представителей среднего класса, да и среди людей самого разного уровня достатка. Многие начинают переоценку ценностей ещё до того, как чувствуют, что жизнь зашла в тупик. Некоторые задумываются после того, как раз-другой испытали на работе «синдром сгорания». После этого возникает желание уменьшить риски: больше общаться с близкими, заниматься любимым хобби.

Дауншифтинг в классическом понимании – это выбор между гонкой за прибылью и стрессами, с одной стороны, и душевным комфортом, с другой. Звучит замечательно, но, как ни странно, этот путь подходит не всем. Дауншифтинг требует определённого мужества. Об этом можно судить по данным исследований: не все люди, ставшие дауншифтерами, считают, что приняли правильное решение. По данным того же Австралийского института, всего 34% австралийских дауншифтеров довольны новой жизнью, а 9% вообще чувствуют себя несчастными. Некоторых беспокоит вопрос уменьшения их доходов.

Это значит, что идти по этому пути можно, только тщательно всё проанализировав, примерив на себя. Это не тот путь, который следует выбирать в погоне за модой или «за компанию». Впрочем, многое зависит от того, какую «степень понижения» выбирает человек. Чем более радикальное решение выбирается – тем сложнее бывает адаптироваться к новому типу жизни.

Первопроходцы в России и «местный колорит»

Первое российское сообщество дауншифтеров основал Александр Соколов. Он считает, что смысл дауншифтинга – возвращение к своим мечтам, желаниям, т.е. к себе. Главное, от чего отказываются дауншифтеры – это исполнять чужие желания и помогать другим добиваться их целей. Сюда автоматически попадают компании-работодатели: их бизнес-цели чаще всего воспринимаются как чуждые, не имеющие ничего общего с глубинными человеческими желаниями и мечтами.

Радикальный дауншифтинг в России иногда выглядит так: «белые воротнички» сдают свои квартиры в больших мегаполисах и отправляются в страны Азии или Латинской Америки, кто на год-два, а кто, как он считает, на всю «оставшуюся жизнь». В Гоа и Индии, например, существуют целые коммуны русских дауншифтеров.

Менее радикальный вариант выглядит иначе: в какой-то момент работник отказывается от офисной работы и уходит на удалённую работу или на фриланс. В общем, выбирает для себя такое занятие, которое позволяет лучше учитывать свои потребности, самостоятельно планировать нагрузку и уровень дохода. При этом человек может продолжать жить на прежнем месте, или время от времени менять место жительства – исходя из своих интересов.

Интересен ещё и тот факт, что дауншифтинг как явление в России известен преимущественно в мегаполисах. Это понятно: именно в больших городах темп жизни воспринимается многими людьми как жёсткий и давящий, и потому возникает желание отдохнуть от всей этой суматохи и «пожить по-человечески».

В маленьких провинциальных городах многие люди даже не слышали о дауншифтинге: при более спокойном темпе жизни, небольших расстояниях и меньшем стрессе редко возникает желание изменить свою жизнь столь радикально. Обычно у человека и так находится время для себя, друзей и общения. У жителей небольших российских городов – свои проблемы. Но их не решит дауншифтинг.

Жизнь после дауншифтинга

Дауншифтинг — это сознательное или подсознательное желание выразить свой протест, своё стремление к личной свободе.

Многие вполне «прониклись идеей», но не готовы радикально изменить свою жизнь «раз и навсегда». Например, имея за плечами семью, детей, престарелых родителей трудно решиться круто изменить в своей жизни всё, особенно если семья это самое мнение не разделяет. В таком случае некоторые выбирают временный дауншифтинг.

В этом случае человек сходит с дистанции ненадолго и после определённого времени возвращается, набрав сил для жизни дальше, даже возобновляет карьеру.

Однако такое возвращение трудно назвать лёгким. Человек отвык работать, подчиняясь кому бы то ни было, отвык приходить и уходить по часам, отвык спешить, стоять в пробках. И на первом же собеседовании ваше нежелание подчиняться сразу будет заметно.

Но всё не так критично. Часто после дауншифтинга люди и не планируют полностью возвращаться к прежней жизни, традиционной офисной работе или классическому бизнесу. Новые варианты работы выбираются ими более осмотрительно, ищутся компромиссы (удалённая работа, фриланс, частичная занятость и т.п.). Многие меняют сферу деятельности. Дауншифтинг не проходит бесследно: человек многое понимает за это время, о многом успевает подумать, находит для себя варианты, которые позволяют боле гармонично сочетать личную жизнь и работу. Поэтому мало кто после «похода в дауншифтеры» с головой окунается в стресс и суету.

Поэтому, если вы не уверены на все сто проценов, что дауншифтинг – ваш путь, не надо «сжигать мосты», распродавать имущество, избавляться от недвижимости. Заранее подготовьте для себя пути для возвращения. Или – хотя бы не пытайтесь сразу идти по пути радикального дауншифтинга, освобождайте себя постепенно.

Что в перспективе?

Учитывая глобализацию и развитие технологий, которые уже сейчас позволяют работать почти из любой точки земного шара, популярность дауншифтинга будет только расти. Неважно, как себя при этом человек называет: дауншифтером, фрилансером или «вольным художником». Суть одна: люди всё меньше хотят тратить свою жизнь на то, что им чуждо или хотя бы просто неинтересно.

Об этом постоянно говорят опросы людей, родившихся с 1980 по 2000 год. Поколение, которое росло уже в эпоху интернета, имеет другие ценности и мировоззренческие установки. Эти люди стремятся к более расслабленной и гармоничной жизни и не готовы менять её на карьеру. Учитывая, что к 2020 году именно это поколение будет составлять 50% трудовых ресурсов, можно ожидать в будущем новую волну дауншифтинга.

Вопрос лишь в радикальности решения: не все мечтают об Индии и Латинской Америке, многие представляют себе свою жизнь совсем иначе. Но тем и хорош дауншифтинг, что каждое решение здесь – индивидуальное. Но, скорее всего, в ближайшие годы дауншифтинг как явление устанется уделом мегаполисов. В небольших городках особой потребности в нём пока незаметно.

Форум Винского

Поиск дешевых авиабилетов

Бронирование отелей, вилл, апартаментов

Аренда квартир, апартаментов, домов у собственников

Аренда автомобиля за границей и в России

Страховка арендованного авто

Страхование для туристов

Реклама на форуме Винского

Сайт Винского

  • Список форумовЭмиграция: как и куда | Легализация | Учеба | Работа и бизнесДауншифтинг, зимовка и жизнь за границей по визе
  • Изменить размер шрифта
  • Smartfeed
  • Блоги
  • Правила
  • Инструкции
  • FAQ
  • Галерея
  • Регистрация
  • Вход

Дауншифтинг в период кризиса

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5

Дауншифтинг в период кризиса

barbos69 » 24 ноя 2008, 23:10

Содержимое кормилицы-трубы резко подешевело и бабло теперь капать будет меньше. рублю осталось недолго, банки на очереди

сокращенные капиталистами и пожелтевшие воротнички одевают шорты и спешно съедут в Доминикану и в Арамболь http://friday.vedomosti.ru/article.shtm . 1/07/13916

Предлагаю обсудить меры самостоятельной борьбы дауншифтера с кризисом.. когда капает из интернета, с аренды квартиры, с накоплений или другим способом с родины, а путешествуешь или привычно сидишь там где климат получше.

Первое что приходит в голову:

– сменить страну (например из Тая переехать в более дешевую Индонезию, из дорогого Чили в Перу, из США в Мексику, из Китая в Индию – что угодно)
– выбирать гестхаусы/бунгало подешевле, без душа, на второй линии
– больше готовить еду самостоятельно
– экономить на перемещениях
– лазить в музеи и нацпарки через забор
– на последние деньги сделать войлочные дреды и начать продавать фенички на тротуаре или выписать с родины балалайку с петухами
– перечитать ЛП

Читайте также:  8 заблуждений о лазерной эпиляции

Re: Дауншифтинг в период кризиса

skylaer » 25 ноя 2008, 03:30

1 зиму никуда не ехать и удвоить месячный доход.

Вполне того стоит.

Re: Дауншифтинг в период кризиса

pups » 25 ноя 2008, 04:19

Мне на тот скромный образ жизни, который я веду, хватит при любых кризисах.

Re: Дауншифтинг в период кризиса

Copain » 25 ноя 2008, 09:54

А еще сменить дилера – этот бодяжит

Re: Дауншифтинг в период кризиса

barbos69 » 25 ноя 2008, 15:49

Мне на тот скромный образ жизни, который я веду, хватит при любых кризисах.[/quote]

Возможно (если обобщенно) это всего лишь вопрос времени или ситуации?

Re: Дауншифтинг в период кризиса

barbos69 » 25 ноя 2008, 15:53

[quote=”skylaer”]1 зиму никуда не ехать и удвоить месячный доход.

Вполне того стоит.[/quote]

кажется отличная идея для времен когда нефть стоила $100, сейчас это вряд ли будет легко особенно когда привык к рису пляжу и бобу марлею

Re: Дауншифтинг в период кризиса

MC » 28 ноя 2008, 12:10

Re: Дауншифтинг в период кризиса

pups » 28 ноя 2008, 13:08

Какое такое дело?
Что мне на том-ям 100 батов, на щорты с майкой 200 батов, 50 бат на бензин для мотобайка и на скромное кондо 5000 бат не найдется?
Я же дауншифтер, а не генеральный директор большой фирмы, которому по статусу положен бизнес-ланч в Пушкине, клифт от Армани, Бьюик Парк Авеню Ультра и 4-комнатная квартира с видом на всю Москву.
А если для дауншифтера критична сумма в 1000 или 1500 баксов на скромную жизнь, то это не дауншифтер.
Это ( не хочу никого обидеть) – лузер.

А что касается всех предложений по экономии, то я бы придерживался только одного – водки не жрать. Кстати, здоровее будем

Re: Дауншифтинг в период кризиса

MC » 29 ноя 2008, 18:09

skylaer писал(а): 1 зиму никуда не ехать и удвоить месячный доход.

Вполне того стоит.

кажется отличная идея для времен когда нефть стоила $100, сейчас это вряд ли будет легко особенно когда привык к рису пляжу и бобу марлею

Вот такое вот дело. А Пупсовы перечисленные темы тут не при делах.

Re: Дауншифтинг в период кризиса

Zai » 29 ноя 2008, 18:25

Мне на тот скромный образ жизни, который я веду, хватит при любых кризисах.

Re: Дауншифтинг в период кризиса

pups » 30 ноя 2008, 09:52

Ты, Саша, примитивизируешь проблему.
В свете мирового финансового кризиса, на основе рекомендаций товарища, который жил в Камбодже на доллар в день, я разработал антикризисную программу проживания в Паттайе.

1.Еда.
Рис на полдоллра – как он покупал – роскошь.
В Carrefour около мешков с цветным рисом стоят рисоварки с рисом для дегустации, розеточки , правда, маловаты, грамм на 50, но никто не помешает подойти 10 раз. Учтите, Карфур с сегодняшнего дня работает не до 24-00, а до 23-00 – оптимизация издержек.
Белковую пищу можно получать при промоушене колбасы и молочных напитков. Если этого будет мало, то будем есть собак из темы “паатайские собаки”, гарантирую – вкусно, я в Корее ел. Возникшие трудности с поимкой, забоем и освежеванием животных, имхо решаемы.
2.Бухло.
Пиво на полдоллара – это у них, за рубежом, в Камбодже, а мы будем ходить в гости к Саше Глазкову, так как человек он гостеприимный и выпить в холодильнике у него всегда есть.Когда он уедет в Бирму или пошлет нас нахуй, то я знаю плантацию ананасов у гольф-клуба Сиам-Кантри. 2 бата на дрожжи мы найдем, сахару добавлять не придется – получится отличная брага.
3.Проживание.
Гамаки не покупаем – лишний расход, берем бесплатные рекламные журналы на подстилку и отправляемся в один из центров бомжевания в Паттайе – Бич Роад и мост на перекрестке 3й улицы и Тхапрайя – второе предпочтительнее – бетон над головой не протечет, а стены в тайском климате вообще ни к чему.
4.Одежда и обувь
Знаю лоток на ночном рынке Тхерапассит с отличной бу обувью от 10 бат, майками от 20 и штанами от 30 бат. За 60 бат можно вполне прилично одеться.А еще лучше покопаться в мусорном контейнер, чт-нибудь найдется.
5.Виза-ран.
Как известно штампы Лаоса и Тая для россиян бесплатны, до Нонг-Хая можно дней за 10 дойти пешком или доехать автостопом.
6.Решение сексуальных проблем
Думаю, что таким бомжам “по любви ” никто не даст – ну и не очень-то хотелось, и нехорошо хуй в живого человека совать. Будем онанировать. Экологически чисто, вполне нравственно и никакого риска венерических заболеваний.

Таким образом, кроме 2 бат на брагу, я расходов не вижу.

Дауншифтинг: освободиться от оков успешности

Успешная карьера, высокий достаток – для многих подобная цель выглядит весьма соблазнительно, настолько, что нехватка времени на свои личные нужды кажется незначительной уступкой. Тем более, странно бывает слышать, как люди, подобно Григорию Перельману, находясь на вершине карьеры, вдруг отказываются от нее без видимых причин. Что это: путь вниз по карьерной лестнице? Нет, скорее, отказ от чужих ценностей, путь к себе – дауншифтинг (от английского down shift – «движение вниз»). Явление получило название в 1991 году после выхода статьи Сары Бен Бреатна «Жизнь на пониженной передаче: дауншифтинг и новый взгляд на успех в 90-е». Статья была посвящена людям, сознательно отказывающимся от солидной должности, высоких доходов в пользу своих личных интересов: семья, хобби, путешествия – что угодно.

Каждый, кто с особым рвением стремится преуспеть в своем деле, карабкается вверх по карьерной лестнице, старается преумножить благосостояние. А за ними следует стресс – неумолимо, словно тень. Он являет собой ту цену, что человек платит успешности во всем ее блеске. Туда же, в оплату амбиций, построенных на чужих ценностях, летят и личная жизнь, и время, которое можно было провести с любимыми, и забытые желания. Что в итоге? Упущенная жизнь, украшенная внешним благополучием – там нет места мечтам, если они не о престижном курорте, нет места желаниям, кроме желания очередного повышения или увеличения бизнеса. Вся жизнь крутится вокруг карьеры.

Дауншифтеры выбирают между хроническими стрессами и душевным благополучием. На первый взгляд, странные личности: они добровольно выставляют из своей жизни то, что желанно и не всегда достижимо для других. Римский император Диоклетиан удалился от власти ради тихих будней. Гаутама Сиддхартха оставил семью, дворец, имущество и посвятил свою жизнь поиску преодоления страданий. После написания романа «Над пропастью во ржи» Джером Сэлинджер закрылся ото всех и стал писать только для себя. Лев Толстой отрекся от всех выгод светского общества и поселился в своем имении, где вел простую жизнь. И в наши дни люди, достигая определенных высот, понимают: жизнь становится пуста в разлинованных под карьеру буднях, когда не остается в ней места для того, что дорого и близко. Просыпаются в одно прекрасное утро, смотрят вперед и не видят ничего, кроме работы. Вокруг пустота, компенсируемая высокими доходами, дорогими автомобилями, престижем.

Наверно, в этот момент необходимо сбросить скорость жизни и прокатиться на низкой передаче: мир становится многообразным, в нем оживают прежние краски. Появляется время чувствовать свою жизнь, пересмотреть свои взгляды и приоритеты. Само понятие дауншифтинга предполагает движение вниз по карьерной лестнице. Одни меняют работу на менее оплачиваемую, но лишенную стрессов. Другие решают вопрос кардинальным образом – переезжают в теплые страны на постоянное жительство. Может, кто-то решит, подобно канадцу Майку Спенсеру Бауну совершить путешествие длиной в 23 года или поселиться в Гоа, увлекаясь духовными практиками.

Уйти с высокой должности, чтобы остаться в тихом месте, за городом или в теплых краях, окунуться в мир творчества, открывать новые грани жизни – это замечательно. Размеренная жизнь привлекает своей простотой и гармоничностью, позволяет восстановить силы и здоровье, вернуть душевное благополучие. Дауншифтерам свойственно отказываться от лишнего.

Кто-то назовет дауншифтинг побегом – в некоторых случаях таковым он и является. Когда человек дошел до крайней точки нервного напряжения, его силы на исходе и далее поддерживать ритм работы он не в состоянии. И в этот момент он позволил себе все запрещенное ранее. Читая подобные истории, перед глазами встает образ маленького сластены, которому родители не дают конфеты. А он нашел сладкий склад и наелся до тошноты, с последующими сожалениями. Так и иные дауншифтеры возвращаются к прежней жизни, восстановив силы, но не всегда принимают урок гармоничной жизни.

В своих лучших примерах дауншифтинг словно запланированный спуск к точке равновесия и гармонии. Человек сходит с дистанции, почувствовав, что сейчас его замкнет, словно перегревшийся электроприбор – настало время переосмыслить свою жизнь, вернуться к себе, своим истинным потребностям. Нет необходимости выбирать: карьера или жизнь. Бережное отношение к себе, умение слышать себя не позволит карьере поглотить вас без остатка. Еще Аристотель говорил: “Правильность пути, по которому ты идешь, определяется тем, насколько ты счастлив, идя по нему”.

Деревенский дауншифтинг: выбор чудаков или задача государственной важности?

Согласно оценкам консультационной фирмы МакКинзи, которые были озвучены руководителем Сбербанка России Германом Грефом на проходившем в рамках Давосского форума деловом завтраке, количество безработных в мире к 2030 году в результате цифровизации возрастет с нынешних 200 млн. до 800 млн. чел [1] . Рост безработицы в 4 раза – пока, конечно, только пугающий прогноз. На самом деле точно неизвестно, когда, например, профессия водителя автомобиля уйдет в прошлое [2] . Когда бухгалтерский учет будет полностью поручен компьютерной программе, а вместо походов в школу ученики будут удаленно слушать урок перед монитором компьютера. Все же граница между человеческой свободой и тем, что человек решит поручить компьютеру и тем самым ограничить свою свободу, скорее всего, будет определяться опытным путем и постоянно меняться. И потому до конца нельзя точно сказать ни сегодня, ни завтра, где она будет проходить. Пока что речь идет о перенесении проблемы идеологами цифровизации в поле общественного обсуждения.

Еще в 1930-х годах Чарли Чаплин тонко выразил озабоченность бурным наступлением техники на человека в фильме «Новые времена». Сегодня большинство экспертов признает, что структурные изменения в результате роста цифровизации будут сопровождаться необходимостью массовой переподготовки работников. Это затронет, прежде всего, рынок труда в крупных городах. Очевидно, что такие структурные сдвиги будут происходить на фоне обострения экологического кризиса. По своим масштабам и угрозе человечеству экологический кризис вполне сопоставим с проблемой ядерной катастрофы, как справедливо отмечал академик Игорь Шафаревич в книге «Русский народ в битве цивилизаций» [3] . Жители крупных городов не только России, но и других стран страдают от низкого качества воды, вредных шумов, загрязнений воздуха, проблем с отходами на окраинах, продуктов питания с добавлением небезопасных для здоровья компонентов. Список проблем можно продолжить угрозами, которые несет городская преступность, терроризм (станции метро в Санкт-Петербурге теперь закрываются практически каждый день на проверку «бесхозных» предметов), и даже тем, как поставлено похоронное дело, когда площади городских кладбищ не хватает для захоронения тел без сжигания. Это имеет принципиальное значение для возможности выполнения христианской воли усопшего – быть похороненным в земле, а не кремированным. Например, ежегодно, по данным Петростата, в Петербурге умирает около 60 тысяч человек. Из них на кладбищах города хоронят порядка 10 тысяч – на свободные места (остальных либо кремируют, либо хоронят в родственные могилы). Причем процент кремации в Петербурге составляет порядка 70% – это один из самых высоких показателей в стране [4] .

Именно в пребывании в мире с Богом, самим собой и природой состоит призвание человека

В перспективе возможно два главных фактора – переходный период в сфере занятости и экология постепенно приведут к снижению привлекательности городской жизни. Не только на сайте Православие.ру, где периодически появляются статьи о переезде из города в деревню, звучит тема сельского дауншифтинга. Телеканалы, популяризирующие экологически чистые продукты и жизнь в гармонии с природой, приобретают все большую популярность в развитых странах. Многие городские жители пытаются решить проблему смены образа жизни, переезжая в сельскую местность для создания экопоселений. Скорее всего, они поначалу не задумываются о библейском призвании человека быть частью Природы (ср. Быт. 1, 26). Но на самом деле именно в пребывании в мире с Богом, с самим собой и созданной Творцом природой и состоит призвание человека. Кроткие слова старца архимандрита Ипполита (Халина), записанные в интервью 1996 года, указывают на необходимость такой примиренности и говорят о высокой духовной ценности мирного устроения души [5] . Это ощущение как никогда остро переживается в кризисные времена. Возможно, мы находимся в самом начале эпохи, когда навыки сельской жизни, умение хозяйствовать на земле будут не менее ценны, чем профессиональные навыки жителей крупных городов.

В 1913-м г. из 174 млн. чел. населения Российской Империи жители городов составляли 15 %, или всего 26 млн. чел., и, соответственно, 148 млн. чел. составляло сельское население. В 2013-м г., при общей численности населения России 143 млн. чел., доля городских жителей составила 74 %, или около 106 млн. чел [6] . Сегодня мы имеем почти обратную пропорцию городского и сельского населения по сравнению с началом XX в. Земля остается важнейшим источником развития и роста народонаселения России. Земельные ресурсы позволяют удвоить население и сделать его сопоставимым по численности с населением США (около 325 млн. чел. на 2018 г.). В этом смысле долгосрочная программа освоения заброшенных сельских территорий могла бы стать частью программы переподготовки для специалистов профессий, которые в ближайшие десятилетия будут испытывать давление на рынке труда в результате роста цифровизации. Конечно, речь идет в первую очередь о тех людях, кто хотел бы сочетать жизнь на земле и подработку в городе или полностью жить и работать на земле.

Читайте также:  7 основных признаков равнодушия любимого мужчины

Размышляя о целесообразности такого взгляда на проблему, необходимо прежде всего оценить значение земельных ресурсов для роста народонаселения и сельского производства. В качестве аргумента приведем выдержки из документов, разработанных в 1942-м г. специалистами Института сельского хозяйства и политики Берлинского университета в рамках Генерального плана «ОСТ». Важнейшая цель, которую ставило перед собой руководство фашистской Германии после победы над СССР, заключалась в обеспечении производства сельхозпродукции и роста немецкого народонаселения на завоеванных территориях. Например, согласно документам плана для области колонизации в 364 тыс. кв. км., предлагалось создать 36 опорных пунктов и три административных округа в области Ленинграда, Херсонско-Крымской области и Белостока. Необходимое количество немецких переселенцев оценивалось в 5,65 млн. чел. Запланированные к заселению области должны были быть очищены от примерно 25 млн. чел. Запланировано создание поселенческих хозяйств площадью 40–100 га, а также крупных сельскохозяйственных предприятий с площадью как минимум 250 га [7] . С немецкой педантичностью в другом документе Института оценивалось необходимое количество переселенцев для новых территорий площадью 330 тыс. кв. км. Планировалось переселить из Германии 12,21 млн. чел. (из них 2,86 млн. – крестьяне и занятые в лесном хозяйстве) и создать 360,1 тыс. сельских хозяйств. Запланированная к заселению область должна была быть очищена от приблизительно 30,8 млн. чел. Расходы на осуществление плана были оценены в 144 миллиарда рейхсмарок [8] .

Исторические документы показывают серьезность, с которой фашистские стратеги относились к поставленной задаче. При общей численности населения Германии в начале войны около 70 млн. чел., только по этим двум документам из плана ОСТ планировалось переселить на завоеванные территории около 18 млн. чел., или примерно четверть населения Германии на тот момент. При этом коренное население СССР общей численностью около 55 млн. чел. по этим двум территориям заселения подлежало истреблению. Такие расчеты могли быть экономически оправданы только в том случае, если население захваченных территорий полностью замещалось переселенцами из Германии и их потомками в долгосрочной перспективе, за счет роста рождаемости.

Потери русского народа в результате войн, социальных потрясений восполнялись за счет сельских жителей

Из сравнения размещения населения между городом и деревней в начале и конце XX в. можно сделать вывод о том, что потери русского народа в результате войн, социальных потрясений восполнялись именно за счет сельских жителей. В настоящее время этот ресурс полностью исчерпан. Городская модель жизни семьи на ограниченной жилой площади не может дать того прироста населения, которая позволила бы стабильно увеличивать его численность. Восполнение дефицита за счет миграции несет обществу угрозу утраты культурной и религиозной идентичности, что хорошо видно на примере европейских городов. Поэтому актуальность сельского дауншифтинга для городских жителей имеет не только личное измерение на уровне семьи, как попытка решить проблему экологии и расширения профессиональных навыков, но и важнейшее государственное значение для роста народонаселения.

Способность русского крестьянина жить на земле со своей большой семьей исторически закрепилась в укладе трудового крестьянского хозяйства. Выдающийся русский экономист-аграрник Александр Чаянов в книге «Организация крестьянского хозяйства» (1925 г.) отмечал, что крестьянское трудовое хозяйство не ставит перед собой цели извлечения прибыли, в отличие от классического капиталистического хозяйства фермерского типа. Цель крестьянского трудового хозяйства состоит, прежде всего, в поддержании трудо-потребительского баланса, то есть в нахождении такого соотношения тягостности труда и его результатов, которое обеспечивает покрытие издержек хозяйства и сохраняет возможность его существования. В переводе на современный язык, крестьянин чем-то напоминает современного фрилансера, который планирует свое рабочее время, исходя из необходимого напряжения труда, в свободном графике. «Семья в результате затраты годичного труда получает единый трудовой доход и соизмеряет свои усилия с получаемым материальным результатом. Говоря иначе, мотивацию хозяйственной деятельности крестьянина мы принимаем не как мотивацию предпринимателя, получающего в результате вложения своего капитала разницу между валовым доходом и издержками производства, а, скорее, как мотивацию рабочего, работающего на своеобразной сдельщине, позволяющей ему самому определять время и напряжение своей работы» [9] .

Именно эта причина делает крестьянское хозяйство более устойчивым, по логике Чаянова, по сравнению с классическим капиталистическим хозяйством, цель которого заключается в извлечении прибыли. Капиталист отказывается от деятельности на земле в сходных с крестьянином условиях. Напротив, крестьянин готов ее продолжать. То есть, несколько упрощая эту мысль, основная задача крестьянина состояла в обеспечении своей большой семьи, в которую могли входить и его дети, и родители-старики. Понятно, что в правильно организованном крестьянском хозяйстве возникали излишки сельхозпродукции, которые включались в доход крестьянина. Россия в начале прошлого века была крупнейшим экспортером сельхозпродукции в Европе. Кстати говоря, рост промышленного производства первой советской пятилетки, как отмечал академик Игорь Шафаревич, был в том числе обеспечен выручкой от сельхозэкспорта [10] , так как до массовой коллективизации в стране продолжали успешно работать десятки тысяч крестьянских трудовых хозяйств.

Большая крестьянская семья – это основа, без которой разговор о жизни на земле теряет смысл

Одно из важнейших мест в книге Чаянова занимает тема крестьянской семьи. Большая крестьянская семья – это основа или данность, без которой разговор о жизни на земле теряет всякий смысл. Он прослеживает закономерности развития семьи и влияние количества работающих на устойчивость хозяйства и его способность к росту. Например, в приводимой Чаяновым статистике по Рязанской губернии средняя численность крестьянской семьи составляла 6,5 чел. [11] . Если посмотреть статистику по Рязанской области в наше время, то с 2000 г. сельское население сокращалось темпами более 10% ежегодно. Лишь в 2011-м году убыль населения стала менее 10% и к 2016 г. составила 7%. Число занятых в сельском хозяйстве, по данным Госстата, с 2003 по 2014 год сократилось на 31 тыс. чел., или 42 %: с 74 тыс. чел. до 43 тыс. На 7,2 тыс. браков в 2016-м году приходилось около 4,8 тыс. разводов, т.е. 67 % браков распадается [12] . В основе этой печальной картины, наряду с нравственными проблемами, – и отсутствие в настоящее время в России экономической модели развития, которая могла бы стимулировать создание сельских поселений для семей, заинтересованных в ведении трудового хозяйства. Можно возразить, что современное сельхозпредприятие нацелено на высокую производительность труда, новые технологии, и это обеспечивает основной рост производства. В качестве положительного примера в той же Рязанской области можно назвать СПХ «Воскресение». Но, конечно, нельзя сравнивать среднее трудовое хозяйство в распоряжении семьи из 10 чел., площадью 10–15 га, начала века и, например, одно из ведущих хозяйств рязанской области – СПХ «Воскресение», где обрабатывается несколько тыс. га. Речь идет о разных целях. Создание крупных хозяйств может быть выгодно экономически, но они не решают проблем, о которых говорится в этой статье. Проблема семьи – это, прежде всего, проблема нравственного воспитания народа. В 2017-м году в России сделано 836 тыс. абортов. Из них 7,5 тыс. случаев приходится на девочек 14–17 лет, почти 62 тыс. женщин сделали аборт впервые, 6 тыс. абортов у женщин, больных ВИЧ [13] . Если суммировать аборты ВИЧ и малолетних, то мы получим 13,5 тыс., или 22 % от общего числа абортов, в группах с очевидной нравственной деформацией. Это своего рода плата за отсутствие крепких семей, отсутствие воспитания. Для сравнения – в 2014-м году в США сделано 652 тыс. абортов [14] , при общей численности населения 325 млн. чел. Прирост населения в США составляет 1,5 млн. в год, плюс около 1 млн. чел. за счет миграции [15] .

Проблемы семьи, таким образом, переносятся в центр внимания. Очевидно, что современная семья и по численности, и по составу, а главное – по физической выносливости вряд ли способна к тяжелому сельскому труду. Воспроизвести в точности тот уклад сельской жизни, который был в России прежде, современным городским переселенцам, скорее всего, не удастся. Но искать формы жизни на земле, к которым могли бы адаптироваться заинтересованные городские жители, не только можно, но и необходимо. Это один из мягких вариантов развития, в рамках которого могли бы появиться крепкие многодетные семьи. Если фашистская Германия планировала потратить 144 млрд. рейхсмарок для сельскохозяйственного освоения русских земель, что по тому курсу соответствовало около 300 млрд. советских рублей, то, очевидно, в этом был смысл не сиюминутной экономической отдачи, а роста народонаселения и сельхозпроизводства.

Священник Александр Позов
кандидат экономических наук, доцент

«Обратный дауншифтинг», или Как пережить вынужденный карьерный перерыв

Кроме добровольного карьерного перерыва бывают также периоды вынужденного дауншифтинга – то есть, увольнения. Мария Шувалова о внутреннем кризисе в этот период.

Понятие дауншифтинг – отнюдь не новое. Первая волна интереса к этому социальному явлению прокатилась недавно. Поговорили, пописали, отсняли несколько сюжетов на TV и успокоились. Модная тема оказалась исчерпанной, да и интерес аудитории истощился.

Однако экономический кризис и происходящие на рынке труда катаклизмы явили нам новую форму дауншифтинга – вынужденный или обратный дауншифтинг, который, в отличие от традиционной формы, провоцируется не внутренними (психологическими), а внешними условиями (средой). То есть, имеет место быть не осознанный отказ человека от движения вверх по карьерной лестнице или уход со статусной должности «в никуда» вследствие радикальных внутренних изменений. А наоборот, лишение должности против воли – увольнение, к которому он не готов и которого не желает. Такая утрата привычной социальной позиции, если она длится достаточно долгое время, переворачивая привычный уклад жизни, запускает «внеплановые» процессы внутреннего изменения.

Чтобы разобраться в том, как классический (традиционный) дауншифтинг отличается от «обратного», стоит немного погрузиться в психологию и вспомнить, что дауншифтинг является следствием и формой проявления психологического кризиса – второстепенным, не корневым явлением. В свою очередь, психологический кризис инициируется как внутренними, так и внешними факторами. Внутренние изменения, происходящие с человеком на протяжении жизни, провоцируют его менять окружающую среду вокруг себя (искать другую работу, место проживания, круг общения, строить новые связи, пользоваться иными источниками информации, создавать и внедрять в жизни новые технологии). Изменившаяся окружающая среда, провоцирует как внешние, так и внутренние изменения в людях, которые в ней существуют (люди меняют свое представление о красоте и правильности под воздействием моды и тенденций, приобретают новые знания и навыки, адаптируясь под актуальные требования, перестраивают свою систему ценностей в соответствии с общественным строем). Проще говоря, внутренняя и внешняя среды взаимосвязаны, взаимодействуют и взаимовлияют друг на друга.

Если наложить представления о дауншифтинге на виток цикла развития личности, получатся следующие этапы:

1. Фаза нарастающего внутреннего дискомфорта, возникающего в результате рассогласования между «Я» (желаниями, интересами и склонностями) и тем образом жизни и ролью, которые есть в наличие. Человек ясно чувствует, что ему плохо и становится все хуже и хуже, при этом внешне, по оценке окружающих, он может выглядеть состоявшимся и благополучным. На этой стадии разыгрывается драма борьбы с самим собой – потребность бросить все «нажитое» к чертям и заняться какой-то деятельностью «для души» (пожить для себя) и страх утраты «формального социального благополучия». Если страдалец обсуждает свои переживания с близким кругом (семьей и друзьями), то частенько возникает дополнительная необходимость противостоять давлению со стороны этого микросоциума, требующего думать не только о своем личном, но также и о «семейном» счастье и достатке.

2. Фаза «психологического умирания», то есть постепенное и мучительное разрушение прежнего «Я» и привычной системы ценностей. Чаще всего уход с должности (как внешнее проявление дауншифтинга) имеет место быть на стыке первой и второй фаз, поэтому здесь еще возможен период «отвыкания от должности» или «отделения себя от своей профессии». В некоторых случаях возможно также «отвыкание от семьи», если ее члены ни на какие «пониженные обороты» не согласны. Выпадение из привычного ритма, образа жизни и социального окружения означает разрушение внешней системы, поддерживающей прежние представления о себе – привычном. Выражаясь метафорично – «Я начинает ходить ходуном».

3. «Нулевая», «призрачная» фаза. Очень сложно переживаемый период, который иногда называют «фазой внутреннего дна» и «полным опустошением, оцепенением, вакуумом». Чтобы описать тот кошмар, в котором пребывает человек в данный период, не хватит толстой книжки. При этом внешне (с точки зрения окружающих) он может выглядеть либо как «пассивное бревно», либо как «взбесившийся бегемот». Во второй и третьей фазе в голову часто забредают мысли о самоубийстве. Как ни странно это звучит, но это нормально.

4. Фаза «вынашивания» или «психологической беременности» – период, когда зарождается и формируется новое внутреннее ядро – «Я-структура» и начинается постепенный выход из кризисного состояния и восстановление.

5. Фаза роста и созревания, с которой начинается «нормальная» жизнь. Фокус внимания смещается с внутренней активности на внешнюю. Человек в прямом смысле слова возвращается в общество с новыми силами, целями и планами. Если имел место быть дауншифтинг (снижение или уход), то на данном этапе вполне возможно восстановить свои социальные позиции или даже совершить «квантовый скачок». Дополнительно отмечу, что на практике все не так радостно, так как перерывам в профессиональной деятельности общество не радо, и рассказы «возвращенцев» о «личностных кризисах» слушать не готово. Так что трудностей на этапе возвращения в социум будет много, но они преодолимы.

Читайте также:  Вечная любовь

6. Достаточно длительная фаза стабилизации, продолжающаяся до следующего внутреннего кризиса.

В общем, кризис – штука неприятная, но для развития необходимая. Последовательно проходя через все эти этапы разрушения и созидания, «Я» человека естественным образом меняется на протяжении жизни (отличается в детском возрасте, в подростковый период, 20, 30, 40, 50 лет и далее). При этом период времени с первой по четвертую фазу цикла развития включительно может составлять от полутора года до двух лет. Примерно таким же по продолжительности может быть «временный» дауншифтинг и «карьерный сон». Употреблять понятие «дауншифтинг» уместно примерно годам к 30 и далее, когда человек не просто уходит с любой работы, а действительно отказывается от значительных социальных достижений и должностей. В классической форме дауншифтинга внутренние процессы предшествуют «переходу на пониженные обороты» (то есть внешним изменениям).

Внутренний кризис может быть не только «плановым» (естественным), но и «внеплановым», спровоцированным чем-то извне. Например, неожиданным увольнением, особенно со значительной «статусной» и личностно значимой позиции и невозможностью быстро восстановить прежние позиции, что в сложных экономических условиях наблюдается сплошь и рядом. В данном случае можно говорить о феномене «вынужденного» дауншифтинга. А еще его можно назвать «обратным», так как в данном случае изменения во внешней среде неумолимо провоцируют «внеплановые» внутренние подвижки. Проще говоря, утрата должности и профессии на длительный период провоцируют изменения в «Я-структуре».

Меняется также протекание фазы дискомфорта, так как дискомфорт возникает от того, что мозг отчаянно сопротивляется неуместным внешним изменениям и мысли о том, что сегодня и сейчас ты уже никакой не директор, а безработный. Первое время (три-четыре месяца) «защитные механизмы» обороняющие представление о самом себе и об устройстве жизни просто не пускают ее в голову, чтобы сохранить в целости и сохранности прежнюю «Я-структуру». Даже спустя полгода или год после утраты должности, человек может называть себя «менеджером» или «директором» давно таковым уже не являясь, и настаивать на восстановлении всех прежних условий. С одной стороны это понятно, потому что «Я этого достиг» (и «У меня такой опыт»), а с другой стороны имеет место быть явное рассогласование между «устаревшим» представлениями о себе и реальностью. Время идет, а человек хватается за «прошлые представления о себе», скорбит по «утраченному» и считает всех окружающих, которые относятся к нему «неподобающим образом» (не так, как он о себе думает), «неадекватными людьми». Он находится в состоянии перманентной войны с макросоциумом, постоянно находя во внешней среде «врагов», которые мешают ему формально восстановить прежние позиции. Иными словами в «обратном» дауншифтинге человек вступает в конфликт с обществом за право сохранить себя и свои представления о себе. Именно поэтому в сети можно найти так много разнообразных «криков души», «исповедей» и агрессивно-обвинительных посланий, адресованных как конкретным личностям, так и обществу в целом. По сути – это отчаянный акт сопротивления навязанной и «внеплановой» необходимости внутреннего изменения и «перестройка» привычных представлений о себе. Но этот период не может быть очень длительным. Если поиск работы затягивается, неумолимо запускаются процессы внутренней перестройки. А если безработный период не долог, то существенных изменений не происходит, ну, или возможна небольшая «косметическая» адаптация.

Поиск новой работы в кризисный период

В среднем протекает следующим образом:

1. Фаза внутренней уверенности, прежних и даже возросших амбиций. Феномен возрастания амбиций основан на «потребности в компенсации». Менеджер хочет «все как раньше» и даже больше.

2. Фаза смены стратегии и методов. Человек понимает, что выбранные методы не работают, но видит проблему в «технологии». Иногда обращается к «помощнику» – третьему лицу или организации (исправить резюме, приобрести «конкурентные преимущества», заплатить за «продвижение»).

3. Фаза растерянности и глубокой озадаченности. На этом этапе возникает недоумение и агрессия. Человек видит проблему в окружающем мире и требует изменений по отношению к себе «хорошему и правильному» от «плохой и неправильной» внешней среды и конкретных ее представителей. При этом картина реальности в глазах «пострадавшего» сильно искажена, но он этого не знает, точнее не желает знать. «Прошлый опыт» стремительно обесценивается в глазах окружающих с течением времени, но для самого человека сохраняет прежнюю ценность. Длительно безработный менеджер падает в цене в глазах потенциального работодателя быстрее, чем в собственных. Рассогласование между индивидуальными представлениями и суровой реальностью увеличивается.

4. Фаза затаивания, затворничества или желание «переждать» происходящие вовне катаклизмы. В этот период человек снижает свою активность по поиску работы. Во-первых, потому что просто устает от этого занятия; во-вторых, потому что на этой фазе уже вовсю происходят необратимые инрапроцессы. Часто эту фазу дополняет состояние внутренних «качелей», когда бросает то в позитив (и начинают мерещиться прекрасные миражи), то в глубокий депресняк. Постепенно в голову закрадывается отчаяние и смутное ощущение того, что прежнее состояние более не достижимо. Более того, на этой фазе человек часто, не осознавая того, сам провоцирует свою безработицу. Даже если получает предложение о выходе на работу, ищет кучу причин, чтобы его не принять, опаздывает на встречи или отменяет их. В общем, «просто так вернуться обратно» он уже сам не готов. Как говорится – лед тронулся, господа.

5. Фаза «торга» и поиска альтернатив. В этот период человек решает для себя – что он готов отдать и чем готов поступиться, чтобы хоть что-то от себя прежнего сохранить. Возможно заключение «сделки с самим собой» – внутренне обещание, что все это временно. С одной стороны, это форма самообмана, а с другой – разрешение на изменения. Точнее сказать, осознание необходимости изменений в себе.

Следующие вариации сценария

  • Фаза обреченности или согласия, в которой человек отдается на волю протекающим внутренним изменениям, которые происходят по описанному выше «кризисному плану». В итоге мы будем иметь обновленную «Я-структуру», новое восприятие себя и готовность к росту.
  • Или фаза самообмана и рассогласования, когда человек формально выходит на какую-то «левую» работу, не соответствующую его амбициям, и одновременно погружается в спасительный мир «фантазий о себе». То есть телесно существует в одном мире, а ментально – в другом. Внутренние изменения происходят и в данном случае, но они часто бывают «кривыми» и деструктивными.

В общем, и в классическом и в обратном случае дауншифтинга происходят процессы переосмысления и перестройки себя, устранение дисгармонии и восстановление баланса между восприятием собственного «Я» и текущей «внешней» жизнью. Вынужденная форма сопровождается выраженным сопротивлением внеплановым внутренним изменениям и агрессией, направленной на макросоциум – «внешнего» врага, угрожающего разрушением представлений о себе.

Отдельно отмечу, что нельзя считать «вынужденным дауншифтингом» все случаи потери работы. Чтобы был запущен процесс внутренних изменений, работа, занимаемая должность и связанная с ней «профессиональная идентификация» должны занимать высокое место в системе личностных ценностей человека – то есть, быть очень значимыми и высоко цениться. Оттого и утрата будет существенным фактором, провоцирующей кризисное состояние.

В завершение позволю себе задать вопрос читателям: «Как вы думаете, кого наиболее часто выбирают в качестве «внешнего» врага потерявшие работу менеджеры?».

Дауншифтинг – поиск гармонии в условиях кризиса

Несколько дней назад, перед Рождеством, сидел в баре с хорошим знакомым, основателем компании, которую он развивал 8 лет, продал с достаточной выгодой для себя (по деньгам той страны, откуда он недавно приехал) [правда, с рассрочкой платежа] и планирует создать новый бизнес — не на продажу, а как способ обеспечить себе и семье безбедное существование. За пивом, как известно, разговор по существу идёт более гладко, и озвучиваются вещи, которые деликатно умалчиваются в прочих случаях.

Разговор шёл о том, что мой знакомый думает о 100% (или 50%/50% с партнёром, но партнёра ещё надо найти, поэтому приходится расчитывать на самого себя) финансировании компании исключительно из собственных средств. Денег на первые годы потребуется около $500к, из которых $300k уже есть, и осталось найти $200k, на которые планируется взять в банке кредит на 3 года (с ежемесячным платежом $6 400), что недостижимо просто за счёт урезания собственных издержек. По плану, прибыльность «в ноль» будет через год-полтора, поэтому в планах нужно «закладываться» на 18-24 месяца (он человек опытный, поэтому вместо 100% наценки на риск мы положили где-то 30%). Понятно, что можно уменьшить кое-какие статьи расходов, но только за этот счёт проблема решена быть не может. И мы, понятное дело, не говорим про отказ от капуччино по утрам: речь идёт о более серьёзных вещах. Венчурные деньги он не хочет привлекать принципиально, и я его в этом полностью поддерживаю.

Сначала мы определили цели, ради которых мой знакомых согласен идти на жертвы. В конце концов, ему около 40 лет, у него большая семья (хотя понимающая жена и дети) и большие амбиции

  • Создать компанию, оборот которой будет $2-3M в год через 3 года (дальше будет видно), чтобы через 3 года она приносила ему $250-300k личного дохода в год, а через 6-8 лет — $500k в год.
  • Первые 2 года получать номинальную зарплату $50k в год + бонус в размере 2% от объёма продаж (разумеется, в его ситуации этих денег хватит лишь для поддержания штанов).
  • Через 5 лет оплачивать детям частную школу.
  • Через 5-8 лет оплатить родителям переезд в Австралию и приобрести им приемлемое жильё.
  • Через 10 лет, когда подрастут его дети, иметь возможность оплатить им обучение в нормальном австралийском или зарубежном вузе.
  • Плюс есть ещё несколько планов, но они несущественны для целей повествования.

Доход ежемесячный, пассивный (постепенная выплата старого долга). В Резервный Фонд кладётся около $2k ежемесячно. РФ находится в таком же инструменте, как и у меня: на оффсетном счёте (деньги с которого учитываются при вычислении процентов по кредиту). В РФ есть сумма для проживания где-то полгода.

Дальше в ход пошёл анализ трат. Траты такие:

  • Выплаты по кредиту на жильё: $5 000 в месяц. Стоимость съёма подобного жилья: $5-6к (это хороший дом, половину стоимости которого он наличными заплатил при покупке) Кандидат на уменьшение.
  • Электричество: $1 000 в квартал. (остальные коммунальные услуги неинтересны, т.к. их уменьшить не представляется возможным. Тоже около $1 500 в квартал)
  • Бензин: $100 в месяц.
  • Гольф-клуб: $500 в месяц
  • Автостраховка: $150 в месяц на 2 машины.
  • Школьные кружки: $300
  • Походы в рестораны: $700 или вроде того.

Рассматриваемая идея была такой: что если дауншифтиться, т.е. снизить размер потребления и немножко его качество, а сэкономленные деньги использовать для выплаты кредита? Бизнес подобного рода можно создавать, не ездя в центр города каждый день, а вместо этого оборудовать домашний офис и раз в никогда выбираться в люди. Для развития бизнеса во второй год можно будет нанять одного-двух salesmen, чтобы они бегали по заказчикам и продавали, продавали, продавали. Команду разработчиков можно нанять в России или околороссийском пространстве (это была моя идея), Новой Зеландии или в Индии, Таиланде или Южной Африке. Дети будут ходить в местную школу (про поиск работы женой речь не шла), для работы требуется только телефон, скайп и кабельный интернет. Вот что получилось:

  • Жильё. На 3 года снять что-то типа вот такого жилья. Стоимость: $1 500 в месяц. Старое жильё сдавать (экономия около $3 500 в месяц). Осталось найти ещё $2 900.
  • Электричество. Меньшего размера жильё предусматривает меньшего размера платежи. Будет примерно в 2 раза меньше, или около $150 в месяц. Экономия: $150. Осталось найти ещё $2 750.
  • Траты на бензин вырастут на $100. Останется найти ещё $2 850.
  • Траты на гольф-клуб уменьшатся до $30 в месяц (плюс прочие издержки типа социализации, что даст в сумме, скажем, $100 в месяц). Сложно, но нужно. Экономия: $400. Осталось найти ещё $2 450.
  • Школьные кружки, вероятно, будут стоить столько же, поэтому лучше их оставить в покое. Никакой выгоды.
  • Походы в рестораны придётся сократить (дауншифтить), ограничив их до $200 в месяц (что примерно эквивалентно трём походам с семьёй в обычную кафешку в месяц). Экономия: $500. Осталось найти ещё $1950.
  • На мобильном телефоне, интернете и страховке жизни сэкономить не получится.

Что получается? Получается, что получилось сэкономить около $4.5k. Неплохо, но для полного дауншифтинга недостаточно, если не рисковать и не отказываться от пополнения Резервного Фонда. (Ничего плохого в отказе в заполнении РФ нет, если это временное явление, и причина того стоит.) Риск состоит в использовании вложенных в бизнес средств для погашения долга + процентов. $500k будут потрачены не сразу (хотя существенная их часть будет недоступна практически сразу), поэтому несколько месяцев можно было бы погашать недостаток из уже вложенных тех денег. Риск? В принципе, да, но не очень большой. В любом случае, знакомый сейчас думает: он вполне может жить и в ус не дуть ещё несколько лет, но ему хочется большего.

Ссылка на основную публикацию