Бывает и так

Бывает и так

Книга писалась для души и от души

Женская сказка, фантазия, о мужской любви

© Валерия Мороз, дизайн обложки, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Книга об очередной попаданке, в чужой мир, ставшей не по своей воле мужчиной. Ее попытке влиться в новую жизнь. Привыкнуть к быту и местным обычаям. Стать своим, среди полного набора фантазийных героев. Встретить друзей, завести врагов. Преодолеть весь путь. Узнать прелесть магического дара. И познать истинную любовь.

От автора: Прошу обратить пристальное внимание, что в книге есть нецензурные выражения. Ограничение по возрасту не ниже 18+. И помни, уважаемый читатель, книга написана в жанре СЛЭШ. Если вы не приемлете подобные отношения, не открывайте книгу.

Всем остальным храбрецам – приятного прочтения!

«Истина то, что прожито»

Я стремительно убегала подальше от подворотни, в которую чуть не забрела по своей глупости, решив срезать путь до дома. Неслась в сторону главной улицы, где должно быть многолюдно, несмотря на второй час ночи. Ломанулась, как напуганный лось сквозь чащу леса, сразу же, как только увидела довольно упитых трех типов с выражением рожи «кому бы пятак начистить». Забег на высоченных каблуках – это спринт на ходулях, быстро и далеко не убежишь. Страшно… За спиной довольное мужское улюлюканье и топот ног, преследующих меня. Догоняют. Успею, не догонят…

Сильный удар в спину, с размаху растягиваюсь во весь рост на асфальте, содрав в кровь коленки и локти. Сердце заходится в быстром ритме загнанного кролика. Догнали… Вцепившись рукой в мои волосы, оттягивают голову назад, резко приставив что – то холодное к моей шее.

– Только пикни – прирежу, как свинью. Усекла? – в ответ я смогла лишь захрипеть. Не отпуская моей шевелюры, потащил мое безвольное тело, парализованное леденящим ужасом, обратно в темную и безлюдную подворотню. Откуда-то пришло четкое понимание: если дотащит, не выживу. Отчаянно дернулась, рванула вперед, оставляя в зажатом кулаке окровавленные клоки своих волос. Попытка побега закончилась, практически и не начавшись. Трое здоровенных пьяных мужиков против хрупкой женщины, это перебор. Удар в живот – и вот я, скуля от боли, катаюсь по земле. А три ублюдка громко и довольно ржут.

– Ну что, овца, добегалась? – скалился в кривой ухмылке пьяный бугай.

– Хорошую развлекуху сегодня себе нашли.

– Точно, Гриня, интересная игрушка, потому что новая.

Хохот. Снова вцепляются в волосы и волокут, подальше от людной улицы, в темный закуток, смердящий отхожим местом. «Что же ты, сволочь, все за них меня хватаешь?» – мелькнула мысль в голове. Я поспешно старалась придумать выход из ситуации. Сказать, может быть, что больна какой-либо гадостью? Нет, едва стоит глянуть на эти тупые рожи, можно понять – не проймешь. Мерзавцы настроены поразвлечься. Значит, буду орать, и погромче, а вдруг кто-нибудь услышит и поможет. Ага, как же! Сказочница – такая большая, а в сказки веришь. Скорее мимо пройдут, и отвлекать не будут – мысленно осадила сама себя. Стоп, все равно надеяться надо. Надежда умирает последней.

Резко швырнув в угол, тащивший меня гад потянул ко мне руку, видимо, в надежде скоренько избавить от одежды. Вот в эту-то протянутую медвежью лапищу я и вцепилась со всей дури зубами, с довольным злорадством растянув красные от его крови губы. Хоть покусаю от души. И в тот же момент, посмотрев на перекошенные в бешенстве морды этих выродков, я ощутила себя жалкой и маленькой, как загнанная в угол крыса.

– Ах ты, тварь! – взревел этот тип, схватившись за прокушенную руку, и тут же ударом в челюсть отправил меня в бессознательное состояние.

Очнулась я от зверской боли во всем теле и жуткого пронизывающего холода. Грязные рваные куски ткани, которые остались от одежды, свисали по бокам. И то, что я, голая, замерзшая и распятая этими подонками лежала на земле вонючей ночной улицы, не вызывало у меня чувство стыда, а только всепоглощающий животный страх.

– Мы ждали твоего возвращения. Очень хотели, чтобы ты полностью насладилась нашей игрой, – хватая своей лапищей за мою шею, усмехнулся урод.

– Будешь хорошей девочкой – мы тебя отпустим, а начнешь выкобениваться – сделаем очень больно. Тебе ясно? – вперился в меня взглядом душевнобольного тот, которого носатый называл Гриней.

– Ты поняла, сучка? – снисходительно похлопал меня урод по лицу, – можешь промычать, разрешаю.

Не обращая на очередной взрыв больного хохота этой троицы, я смогла лишь кивнуть, не сумев выдавить из себя ни звука. Во рту все пересохло, язык отказался шевелиться. «Не, точно не отпустят, я видела их лица. Я не первая их игрушка. Убьют,» – возникла уверенная мысль.

– Какая покладистая девка, – расцвел в ироничной мерзкой улыбке носатый.

Мои жалкие попытки сбросить с себя пристраивавшегося ко мне выродка ни к чему не привели. С двух сторон крепко держали носатый с Гриней. Развлечение им явно нравилось. Не знаю, как мне удалось извернуться, но моё колено все же приласкало пах ублюдка.

– Сука! Тварь! – хрипел корчивший рядом мужик.

Мою триумфальную улыбку стерла жуткая боль от удара в живот. Носатый резко схватил за шею, прижал к щеке нож, открывшийся щелчком, провел его кончиком по моему лицу. Это сон, просто страшный сон. Сейчас я проснусь, и все закончится… Вот сейчас…

– Мужики, держите её крепче, – сплюнул в сторону пришедший в себя выродок. Замахнулся, но в паре сантиметров от моего лица остановился.

– Нет уж, шлюха, ты получишь массу удовольствия, – и снова тройной гомерический хохот.

Кошмар никак не заканчивался. Резкое движение принесло мне безумную боль и вырвало дикий крик из моего горла, переходящий в завывание. Мне засунули кляп в рот, сделанный из обрывков одежды, а подонок с выражением блаженного наслаждения и с гадкой улыбкой больного садиста продолжал врываться в меня с неистовством бешеного зверя. Слезы текли по моим щекам, перемазываясь с кровью из разбитых губ и землей. «Почему я?! Почему со мной?! Хватит! Я не хочу! Больно!» – кричала я в мыслях, а через заткнутый кляпом рот слышались лишь всхлипы и болезненные стоны. Они поменялись, продолжая пытку. Захотели поиграть со мной одновременно, боль отправила меня в блаженную спокойную тьму. Периодически появлявшиеся проблески сознания давали мне смазанную, расплывчатую картинку пыхтевшего на мне очередного насильника. Время для меня остановилось, я застряла в агонии души и тела. В сознание меня вернули сильные хлопки по щекам. Безразличным взглядом сломанной куклы я уставилась на выродков.

– Понравилось? – с лихорадочным блеском в глазах глумился урод.

– Другие девки получали меньше кайфа. Тебе сегодня просто повезло, – ухмыльнулся Гриня.

– Отодрали по полной программе, – это уже носатый растягивает в подобие усмешки кривые губы.

И снова громкий хохот. Если переживу, буду ненавидеть этот чертов смех. Снисходительно потрепали по голове, словно псину, вытаскивая кляп. Слезы давно высохли, внутри образовалась пустота. Стало все равно, но, наверное, я, действительно гордый и глупый крысеныш, с трудом насобирав слюни, все же плюнула в довольную физиономию одного из них. «Ура! Доплюнула, вон как смачно расползлись по его ошарашенной морде,» – подумала я радостно, но вяло. Веселый настрой слетел с них как шелуха. Меня начали избивать. «Устали,» – съязвила я, отключаясь, когда они остановились. По-видимому, им крайне нравилось приводить меня в чувство для очередного издевательства.

– Я у неё цацки из ушей заберу, моей кукле презентую, – гаденько ухмыляясь, Гриня вырвал серьги, не расстегивая, из моих ушей, продолжая с упоением любоваться моими всхлипами и конвульсиями беззащитного тела в попытке вырваться из железных захватов рук насильников.

Бывает и так

Им было тридцать на двоих,
Они повсюду вместе.
Ворчали бабушки про них:
« Опять жених к невесте»…

А он здоровался , сопляк,
И усмехался смело:
« А если это даже так,
Кому какое дело?»

Но не случилось , не срослось
Иное , кроме дружбы:
Её отец в Сибирь увёз ,
В Читу по месту службы.
… показать весь текст …

Из жизни фей

– А ПМС МОЖЕТ БЫТЬ ЦЕЛЫЙ МЕСЯЦ? – НЕТ. ЭТО ХАРАКТЕР.

Еду в аэроэкспрессе , а предо мной бурно выясняет отношения одна молодая семейная пара. Ссора по всем правилам: тут и швыряние телефоном ( в мужчину), и вырывание сумок ( женщиной), и легкая потасовка ( обоюдная), и вопли на весь вагон: «Дурак… козел… пошел ты … уйду и сына заберу…» ( женские), и слезы ( женские), и угрюмое молчание ( мужское). В общем , обычная сцена , среднестатистическая после долго отпуска между уставшими друг от друга людьми одна из которых в экзистенциальном ПМС-ном кризисе.

Я в…
… показать весь текст …

По просьбам отдыхающих : Наталия Октябрёва

Вечер. Жена волосы феном сушит, я кровать расстилаю. Дернул, видимо, слишком или что, но подушка порвалась, и все перья разлетелись по спальне. Эта чучундра начала феном гонять перья по комнате. Я стою, смотрю… Вроде взрослая уже, тридцатник скоро, а как дитя малое. Ну не понимает, что пылесосом в режиме выдувания эффективнее! Включил, показал.

Никогда не путай истинную разборчивость с примитивным выбором. Таких людей видно сразу , их молчаливый взгляд проникает под кожу , они видят тебя насквозь. Такие люди никогда не станут растрачивать себя на каждого встречного , проявлять излишнюю дружелюбность и общительность. Это порода и она требует изысканного подхода. Чаще они одиноки , в своих мыслях и действиях. Спокойно и невозмутимо , они наблюдают за каждым и ищут своих , таких же нелюдимых и сильных духом. С волчьим оскалом оберегают все то,…
… показать весь текст …

Спасатель

Что ты , парень , в общественном транспорте морду воротишь
Да , небрит я , и запах отнюдь не французских духов
Что лицо свое белое ты на меня косоротишь?
И брезгливо глядишь в мою сторону из-под очков?
Слушай , ты , успокойся,
я выйду на той остановке
И меня не увидишь ты больше уже никогда
Запах дыма и крови моей обгорелой штормовки из вагона трамвая с собой унесу навсегда
А ты знаешь , холёный , где был я на этой неделе?
Ты , наверное , слышал , что снова горела тайга
Через час после вызова мы…
… показать весь текст …

Как часто тот, кто предлагает согреть, сам нуждается в тепле.

— Пустые бутылки некуда ставить. Приходится ходить по горлышкам , как индийский факир.

— В доме выкурены все сигареты , коллекционные сигары , а так же скурен веник и четыре разноцветных маркера.

— В аквариуме плавают бешеные рыбки , умело лавируя между окурками и включенным миксером.

— В холодильнике спят в обнимку кот , попугай и хомячок. Все трое наотрез отказываются выходить на волю и требуют пива.

— В микроволновке расплавленная огнеупорная кастрюля со следами чего-то несъедобного. Т…
… показать весь текст …

ОНА никогда даже и подумать не могла, что в её спокойную и размеренную жизнь войдёт эта встреча. ЕЙ предстояла очередная поездка в другой город. Поезд…Зайдя в своё купе, села. И тут в дверях появляется ОН. И… время для ДВОИХ — остановилось… И все пять часов ОН рассказывал и рассказывал о себе, ОНА только слушала. Каких-то пять часов, а встречу помнит — пятнадцать лет… ОНА поняла, что такое может произойти — один раз в жизни. И такое больше — никогда не повторится…

Читайте также:  Всей семьей в поход

— Бывает надеешься, что человек прикрывает тебе спину, а он, оказывается, за ней просто прячется.

Если вам не попадались настоящие мужчины — это ещё не значит, что их нет. Он как гриб-трюфель, его искать надо, а козлы, как мухоморы — яркие и их далеко видно.

Ноги в воду

У меня есть закон — называется « ноги в воду». Каждые три — пять лет надлежит сесть на берегу реки, опустить ноги в воду, ничего не делать, сидеть и думать: что ты сделал за эти годы? Зачем? Нужно ли это было делать? Куда ты идешь. Каждые три — пять лет нужно сворачивать. Обновление, понимаешь? Ты не можешь все время идти вот так… Даже если идешь к какой-то определенной цели, то идти нужно вот так — рука выписывает змеиный зигзаг.
Идти все время по одной дороге скучно, неинтересно, неправильно. Ужас повторения: здесь уже сидел, здесь лежал, с этим пил, с этим ел, с этим плясал. Невозможно. Словом, ты должен устраивать себе ревизию: счастлив ты или нет. Этот самоконтроль регулярная, обязательная процедура. Как умывание. И если ты чувствуешь на теле чесотку несчастья — ее необходимо устранить.
То есть нужно понять, что именно и в каком месте неправильно, это раз. И найти в себе силы сделать из этого места шаг — это два. А это всегда очень больно. Очень непросто. И абсолютно необходимо

И так бывает

Ирина Коханова И так бывает

Часть 1

Глава 1

‘Истина то, что прожито’.

Я стремительно убегала подальше от подворотни, в которую чуть не забрела по своей глупости, решив срезать путь до дома. Неслась в сторону главной улицы, где должно быть многолюдно, несмотря на второй час ночи. Ломанулась, как напуганный лось сквозь чащу леса, сразу же, как только увидела довольно упитых трех типов с выражением рожи, кому бы пятак начистить. Забег на высоченных каблуках — это спринт на ходулях, быстро и далеко не убежишь. Страшно… За спиной довольное мужское улюлюканье и топот ног, преследующих меня. Догоняют. Успею, не догонят…

Сильный удар в спину, с размаху растягиваюсь во весь рост на асфальте, содрав в кровь коленки и локти. Сердце заходится в быстром ритме, загнанного кролика. Догнали… Вцепившись рукой в мои волосы, оттянул голову назад. Резко приставив что — то холодное к моей шее.

— Только пикни, прирежу как свинью. Усекла? — В ответ я смогла лишь захрипеть. Не отпуская моей шевелюры, потащил мое безвольное тело, парализованное леденящим ужасом, обратно в темную и безлюдную подворотню. Откуда-то пришло четкое понимание, если: дотащит, не выживу. Отчаянно дернулась, рванула вперед, оставляя в зажатом кулаке кровавые клоки своих волос. Попытка побега закончилась, практически и не начавшись. Трое здоровенных пьяных мужиков против хрупкой женщины, это перебор. Удар в живот, — и вот я, скуля от боли, катаюсь по земле. А три ублюдка громко и довольно ржут.

— Ну что, овца, добегалась? — скалился в кривой ухмылке пьяный бугай.

— Хорошую развлекуху сегодня себе нашли.

— Точно, Гриня, интересная игрушка, потому что новая.

Хохот. Снова вцепляются в волосы и волокут, подальше от людной улицы, в темный закуток, смердящий отхожим местом. Что же ты сволочь, все за них меня хватаешь, — мелькнула мысль в голове. Я поспешно старалась придумать выход из ситуации. Сказать, может быть, что больна какой-либо гадостью? Нет, едва стоит глянуть на эти тупые рожи, можно понять, не проймешь. Мерзавцы настроены поразвлечься. Значит, буду орать, и погромче, а вдруг кто-нибудь услышит и поможет. Ага, как же, сказочница, такая большая, а в сказки веришь. Скорее мимо пройдут, и отвлекать не будут. Мысленно осадила сама себя. Стоп, все равно надеяться надо. Надежда умирает последней.

Резко швырнув в угол стены, тащивший меня гад, потянул ко мне руку, видимо, в надежде скоренько избавить от одежды. Вот в эту-то протянутую медвежью лапищу я и вцепилась со всей дури зубами, с довольным злорадством растянув, красные от его крови губы. Хоть покусаю от души. И в тот же момент, посмотрев на перекошенные в бешенстве морды этих выродков, я ощутила себя жалкой и маленькой, как загнанная в угол крыса.

— Ах ты, тварь! — взревел этот тип, схватившись за прокушенную руку, и тут же ударом в челюсть отправил меня в бессознательное состояние. Очнулась я от зверской боли во всем теле и жуткого пронизывающего холода. Грязные рваные куски ткани, которые остались от одежды, свисали по бокам. И то, что я, — голая, замерзшая и распятая, этими подонками, лежала на земле вонючей ночной улицы, не вызывало у меня чувство стыда, а только все поглощающий животный страх.

— Мы ждали твоего возвращения. Очень хотели, что бы ты полностью насладилась нашей игрой, — хватая своей лапищей за мою шею, усмехнулся урод.

— Будешь хорошей девочкой, мы тебя отпустим, а начнешь выкобениваться, сделаем очень больно. Тебе ясно? — вперился в меня взглядом душевнобольного тот, которого носатый называл Гриней.

— Ты поняла, сучка? — снисходительно похлопал меня, урод, по лицу, — можешь промычать, разрешаю. Не обращая на очередной взрыв больного хохота этой троицы, я смогла лишь кивнуть, не сумев выдавить из себя ни звука. Во рту все пересохло, язык отказался шевелиться. Не, точно не отпустят, я видела их лица. Я не первая их игрушка. Убьют, возникла уверенная мысль.

— Какая покладистая девка, — расцвел в ироничной мерзкой улыбке носатый. Мои жалкие попытки сбросить с себя пристраивавшегося на меня выродка, ни к чему не привели. С двух сторон крепко держали носатый с Гриней. Развлечение им явно нравилось. Не знаю, как мне удалось извернуться, но моё колено все же приласкало пах ублюдка.

— Сука! Тварь! — хрипел корчивший рядом мужик. Мою триумфальную улыбку стерла жуткая боль от удара в живот. Носатый резко схватил меня за шею, прижал к моей щеке нож, открывшийся щелчком, провел его кончиком по моему лицу. Это сон, просто страшный сон. Сейчас, я проснусь, и все закончится… Вот сейчас…

— Мужики держите её крепче, — сплюнул в сторону пришедший в себя выродок. Замахнулся, но в паре сантиметров от моего лица остановился.

— Нет уж, шлюха, ты получишь массу удовольствий, — и снова тройной гомерический хохот. Кошмар никак не заканчивался. Резкое движение в меня принесло безумную боль, вызвавший дикий крик, из моего горла, переходящий в завывание. Засунули кляп в рот сделанный из обрывков мой одежды, а подонок с выражением блаженного наслаждения и с гадкой улыбкой больного садиста продолжал врываться в меня с неистовством бешеного зверя. Слезы текли по моим щекам, перемазываясь с кровью из разбитых губ и землей. Почему я?! Почему со мной?! Хватит! Я не хочу! Больно! — кричала я в мыслях, а через заткнутый кляпом рот слышались лишь всхлипы и болезненные стоны. Они поменялись, продолжая пытку. Захотели поиграть со мной одновременно, боль отправила меня в блаженную спокойную тьму. Периодически появлявшиеся проблески сознания давали мне смазанную расплывчатую картинку пыхтевшего на мне очередного насильника. Время для меня остановилось, я застряла в агонии души и тела. В сознание меня вернули сильные хлопки по щекам. Безразличным взглядом сломанной куклы я уставилась на выродков.

— Понравилось? — с лихорадочным блеском в глазах глумился урод.

— Другие девки получали меньше кайфа. Тебе сегодня просто повезло, — ухмыльнулся Гриня.

— Отодрали по полной программе, — это уже носатый растягивает в подобие усмешки кривые губы. И снова громкий хохот. Если переживу, буду ненавидеть, этот чертов смех. Снисходительно потрепали по голове, словно псину. Слезы давно высохли, внутри образовалось пустота. Стало все равно, но, наверное, я действительно гордый и глупый крысеныш, с трудом насобирав слюни, все же плюнула в довольную физиономию одного из них. Ура! Доплюнула, вон как смачно, расползлись по его ошарашенной морде, подумала я радостно, но вяло. Веселый настрой слетел с них как шелуха. Меня начали избивать. Устали, съязвила я, отключаясь, когда они остановились. По-видимому, им крайне нравилось приводить меня в чувство, для очередного издевательства.

— Я у неё цацки из ушей заберу, моей кукле презентую, — гаденько ухмыляясь, Гриня вырвал серьги, не снимая, из моих ушей, продолжая с упоением любоваться моими всхлипами и конвульсиями беззащитного тела, в попытке вырваться из железных захватов рук насильников.

— Гребаные выродки, чтоб вы сдохли! — из последних сил, горящим от ненависти взглядом посмотрела на своих мучителей и хрипло выплюнула эти слова, с трудом ворочая распухшим языком в сломанной челюсти. Зачем я поперлась, короткой дорогой домой? Надо было и дальше сидеть в этом клубе с девчонками. Захотелось посмотреть, так сказать, воочию, что нужно сделать с интерьером этого ночного клуба. Все-таки, как ни как, я же довольно неплохой дизайнер, и мне моя работа очень нравится. Я в неё вкладываю все душу. И вот одна единственная оплошность — и моя жизнь катится в тартарары. Мне уже искренне жаль, что я довольно красива. Может, если бы я была страшной, эти уроды прошли бы мимо. Надо было думать головой, а не задницей. Тридцать лет, а подумать, что ночью не стоит ходить по безлюдным местам, не доперло. Дура! А столько планов на будущее было. Жаль… А жить так хочется… Если бы была возможность начать все сначала, многое бы изменила…

— А это тебе подарочек от нас на память, если выживешь, — зловеще прошипел носатый, воткнув в щеку свой тесак, глубоко располосовал её почти надвое. Я захлебнулась в пронзительном крике от обжигающей дьявольской боли. Я орала снова и снова, даже кляп уже не мог заглушить моих воплей. Крик захлебнулся лишь от удара кулака в лицо. Меня били ещё и еще. С каким то злорадным остервенением меня лупил носатый. В этот раз я просто мечтала отключиться. Голова, которая давно безвольно моталась из стороны в сторону, дернулась в последний раз, раздался какой то хруст и мир померк…

Глава 2

‘Прежде чем открыть дверь подумай, сможешь ли ты закрыть её обратно’.

— Аааа…. — мой болезненный крик-хрип с трудом вырвался из разбитых губ. Я не могла пошевелить даже пальцем, настолько была слаба. Как же все болит! Каждая клеточка моего многострадального тела.

Ирина Коханова – И так бывает

Ирина Коханова – И так бывает краткое содержание

И так бывает читать онлайн бесплатно

‘Истина то, что прожито’.

Я стремительно убегала подальше от подворотни, в которую чуть не забрела по своей глупости, решив срезать путь до дома. Неслась в сторону главной улицы, где должно быть многолюдно, несмотря на второй час ночи. Ломанулась, как напуганный лось сквозь чащу леса, сразу же, как только увидела довольно упитых трех типов с выражением рожи, кому бы пятак начистить. Забег на высоченных каблуках — это спринт на ходулях, быстро и далеко не убежишь. Страшно… За спиной довольное мужское улюлюканье и топот ног, преследующих меня. Догоняют. Успею, не догонят…

Читайте также:  Апргрейд любимой девушки

Сильный удар в спину, с размаху растягиваюсь во весь рост на асфальте, содрав в кровь коленки и локти. Сердце заходится в быстром ритме, загнанного кролика. Догнали… Вцепившись рукой в мои волосы, оттянул голову назад. Резко приставив что — то холодное к моей шее.

— Только пикни, прирежу как свинью. Усекла? — В ответ я смогла лишь захрипеть. Не отпуская моей шевелюры, потащил мое безвольное тело, парализованное леденящим ужасом, обратно в темную и безлюдную подворотню. Откуда-то пришло четкое понимание, если: дотащит, не выживу. Отчаянно дернулась, рванула вперед, оставляя в зажатом кулаке кровавые клоки своих волос. Попытка побега закончилась, практически и не начавшись. Трое здоровенных пьяных мужиков против хрупкой женщины, это перебор. Удар в живот, — и вот я, скуля от боли, катаюсь по земле. А три ублюдка громко и довольно ржут.

— Ну что, овца, добегалась? — скалился в кривой ухмылке пьяный бугай.

— Хорошую развлекуху сегодня себе нашли.

— Точно, Гриня, интересная игрушка, потому что новая.

Хохот. Снова вцепляются в волосы и волокут, подальше от людной улицы, в темный закуток, смердящий отхожим местом. Что же ты сволочь, все за них меня хватаешь, — мелькнула мысль в голове. Я поспешно старалась придумать выход из ситуации. Сказать, может быть, что больна какой-либо гадостью? Нет, едва стоит глянуть на эти тупые рожи, можно понять, не проймешь. Мерзавцы настроены поразвлечься. Значит, буду орать, и погромче, а вдруг кто-нибудь услышит и поможет. Ага, как же, сказочница, такая большая, а в сказки веришь. Скорее мимо пройдут, и отвлекать не будут. Мысленно осадила сама себя. Стоп, все равно надеяться надо. Надежда умирает последней.

Резко швырнув в угол стены, тащивший меня гад, потянул ко мне руку, видимо, в надежде скоренько избавить от одежды. Вот в эту-то протянутую медвежью лапищу я и вцепилась со всей дури зубами, с довольным злорадством растянув, красные от его крови губы. Хоть покусаю от души. И в тот же момент, посмотрев на перекошенные в бешенстве морды этих выродков, я ощутила себя жалкой и маленькой, как загнанная в угол крыса.

— Ах ты, тварь! — взревел этот тип, схватившись за прокушенную руку, и тут же ударом в челюсть отправил меня в бессознательное состояние. Очнулась я от зверской боли во всем теле и жуткого пронизывающего холода. Грязные рваные куски ткани, которые остались от одежды, свисали по бокам. И то, что я, — голая, замерзшая и распятая, этими подонками, лежала на земле вонючей ночной улицы, не вызывало у меня чувство стыда, а только все поглощающий животный страх.

— Мы ждали твоего возвращения. Очень хотели, что бы ты полностью насладилась нашей игрой, — хватая своей лапищей за мою шею, усмехнулся урод.

— Будешь хорошей девочкой, мы тебя отпустим, а начнешь выкобениваться, сделаем очень больно. Тебе ясно? — вперился в меня взглядом душевнобольного тот, которого носатый называл Гриней.

— Ты поняла, сучка? — снисходительно похлопал меня, урод, по лицу, — можешь промычать, разрешаю. Не обращая на очередной взрыв больного хохота этой троицы, я смогла лишь кивнуть, не сумев выдавить из себя ни звука. Во рту все пересохло, язык отказался шевелиться. Не, точно не отпустят, я видела их лица. Я не первая их игрушка. Убьют, возникла уверенная мысль.

— Какая покладистая девка, — расцвел в ироничной мерзкой улыбке носатый. Мои жалкие попытки сбросить с себя пристраивавшегося на меня выродка, ни к чему не привели. С двух сторон крепко держали носатый с Гриней. Развлечение им явно нравилось. Не знаю, как мне удалось извернуться, но моё колено все же приласкало пах ублюдка.

— Сука! Тварь! — хрипел корчивший рядом мужик. Мою триумфальную улыбку стерла жуткая боль от удара в живот. Носатый резко схватил меня за шею, прижал к моей щеке нож, открывшийся щелчком, провел его кончиком по моему лицу. Это сон, просто страшный сон. Сейчас, я проснусь, и все закончится… Вот сейчас…

— Мужики держите её крепче, — сплюнул в сторону пришедший в себя выродок. Замахнулся, но в паре сантиметров от моего лица остановился.

— Нет уж, шлюха, ты получишь массу удовольствий, — и снова тройной гомерический хохот. Кошмар никак не заканчивался. Резкое движение в меня принесло безумную боль, вызвавший дикий крик, из моего горла, переходящий в завывание. Засунули кляп в рот сделанный из обрывков мой одежды, а подонок с выражением блаженного наслаждения и с гадкой улыбкой больного садиста продолжал врываться в меня с неистовством бешеного зверя. Слезы текли по моим щекам, перемазываясь с кровью из разбитых губ и землей. Почему я?! Почему со мной?! Хватит! Я не хочу! Больно! — кричала я в мыслях, а через заткнутый кляпом рот слышались лишь всхлипы и болезненные стоны. Они поменялись, продолжая пытку. Захотели поиграть со мной одновременно, боль отправила меня в блаженную спокойную тьму. Периодически появлявшиеся проблески сознания давали мне смазанную расплывчатую картинку пыхтевшего на мне очередного насильника. Время для меня остановилось, я застряла в агонии души и тела. В сознание меня вернули сильные хлопки по щекам. Безразличным взглядом сломанной куклы я уставилась на выродков.

— Понравилось? — с лихорадочным блеском в глазах глумился урод.

— Другие девки получали меньше кайфа. Тебе сегодня просто повезло, — ухмыльнулся Гриня.

— Отодрали по полной программе, — это уже носатый растягивает в подобие усмешки кривые губы. И снова громкий хохот. Если переживу, буду ненавидеть, этот чертов смех. Снисходительно потрепали по голове, словно псину. Слезы давно высохли, внутри образовалось пустота. Стало все равно, но, наверное, я действительно гордый и глупый крысеныш, с трудом насобирав слюни, все же плюнула в довольную физиономию одного из них. Ура! Доплюнула, вон как смачно, расползлись по его ошарашенной морде, подумала я радостно, но вяло. Веселый настрой слетел с них как шелуха. Меня начали избивать. Устали, съязвила я, отключаясь, когда они остановились. По-видимому, им крайне нравилось приводить меня в чувство, для очередного издевательства.

Бывает и так.

Случилась эта история в небольшом городке, куда занесла меня судьба по делам приятным, а именно- на юбилей одноклассницы.
Я спешила на вокзал, на ночной поезд, чтобы вернуться в родные пенаты, когда произошло неприятное событие: на моих глазах какой-то лихач сбил собаку, и умчался, даже не притормозив.
Дело происходило ночью, мне хотелось домой, в сумке лежал билет на поезд, но вмешательство его величества случая в «лице» небольшой дворняги, сбитой машиной, изменило мои планы на ближайшее время.
Оставить умирающую собаку на обочине дороги я не могла, поэтому, поймав проходящее такси, повезла бедолагу в ближайшую клинику, отложив все свои дела.
Собака оказалась красивой девочкой, рыжей, пушистой, с прекрасными, словно подведенными глазами цвета шоколада и, похоже, добрейшим характером. Видно было, что знавала она человеческую доброту, и потому спокойно лежала на моей кофте, расстеленной на сидении машины. Собака смотрела грустно и жалостно, и чуть поскуливала. Психолог из меня никакой, как могла, успокаивала несчастную, видя, что подопечной моей плохо: слабела она быстро.
В клинике, после быстрого обследования собаку взяли на операцию, а я осталась ждать, думая, что скажу своим родным, если приеду домой не одна. А с собакой. Давно желаемой, но в данном случае- незапланированной. Больной. Может статься, инвалидом.
Забрать найденыша я решила сразу: в городе никого не знаю, из знакомых- только одноклассница, но она собак, мягко говоря, не очень любит, да и понравились мне собачьи шоколадные глаза, ох, понравились.
Я так увлеклась составлением речи в защиту сбитого животного, что не заметила нового посетителя клиники- сухощавого, высокого, пожилого мужчины, принесшего большого, полосатого, зеленоглазого кота. Кот явно умирал. Закатившиеся глаза, прерывистое дыхание, подергивание лап- все говорило о том, что коту плохо, очень плохо.
– Ну и денек сегодня!- мелькнуло в голове, когда я слушала, как мужчина объяснял врачу, что кота подобрал на обочине дороги, и, похоже, сбили его недавно.
-Что же это за убийца у вас по городу гоняет!- высказалась я, когда кота унесли на обследование.
– Простите, почему «у вас»? А вы что, не местная?- пожилой мужчина недовольно посмотрел на меня сквозь очки.
-Да вот, недавно сбитую собаку подобрала неподалеку. Сейчас оперируют.
Приезжая, в гостях была. Вот жду, что скажут. Заберу с собой, куда же ее девать! Я в соседнем городе живу, довезу как- нибудь, ехать недолго. Только вот билет придется менять.
– Надо же, как все случается… Вы молодец! А я вышел дочь встречать, слышу, как будто стонет кто-то. Подошел к дороге- котик лежит, сбитый, стонет. Позвонил дочери, объяснил ситуацию, понес котика сюда…
– Извините, дочь ваша, она что, маленькая, сама не дойдет до дома? Ой, простите, что так напрямую. Но ведь уже ночь,- я посмотрела на часы , висящие на стене приемной ветклиники:
-Ого! Третий час! Это где же она так…
– Гуляет, хотите сказать? Нет, дочь взрослая. Просто у нее работа посменная. А встречаю, потому что дочка плохо ходит- у нее нога сильно повреждена.
Да и встречаю- то больше для самоуспокоения. Я понимаю, что мало чем помогу, если что…Но она у нас единственная. Бережем, как можем.
-Понятно…
– Да ничего вам не понятно. Ногу ей волк искалечил. И волк же ей жизнь спас. Вот так бывает.
– Ничего себе! Расскажете? Пока сидим тут, ждем…
Но в это время из рентгеновского кабинета вышел врач, и сообщил мужчине, что кот умер прямо во время рентгена: повреждения серьезные оказались.
-Охо-хо… Ну, что поделать…Жалко животинку. Я сейчас.
Мужчина пошел к кассе, а вернувшись, сел возле меня:
– Я посижу с вами, расскажу о дочери. Не возражаете? Да и о собаке узнать хочется, как у нее дела пойдут.
– Конечно, конечно, пожалуйста! Мне интересно вас послушать. А дома вас не потеряют? Ночь глубокая.
-Да мы близко живем. Рядышком. Не волнуйтесь, все нормально, я же звонил.
Ну, так вот. Дочка моя с детства животными увлекалась. Как бывает: тащат детишки домой щенков, котят, птенцов. Вот и моя такая же оказалась. Жалела всех. В доме постоянно были животные. С возрастом ее увлечение только окрепло, и после школы поступила она в ветеринарную академию.
Выучилась и уехала на Алтай- серыми волками занималась серьезно.
Работала в заказнике, выращивала волчат, писала научную работу, вроде все хорошо шло.
И попал к ним осиротевший волчонок, белый, альбинос. Она его так полюбила! Домой забрала, везде с собой возила, водила на поводке, как собаку. И он ее любил. Славный был волчонок, умный. А когда подрос, стала она оставлять его в питомнике, чтобы он, значит, благотворно влиял на новеньких: приструнивал нахальных, поддерживал робких. И он справлялся. Умный был…
Дочка радовалась, писала нам, что волчонок- чудо, что все ее предположения сбываются относительно поведения волков в неволе. Фотографии присылала, где они в обнимку с Титаном- это она так волчонка назвала. Мы радовались за нее.
А потом привезли в питомник новенького: в капкан попал волк молодой. Лапу сильно повредил. Злой был – всех ненавидел.
Дочь писала, для перевязок приходилось снотворное колоть, иначе кусал все, что двигалось. Держали его отдельно от остальных волков, чтобы никому не навредил.
Потом и лапа зажила, и волк повзрослел, а характер не изменился.
И задумала дочь эксперимент провести: впустить в вольер к дикому волку своего Титана. Волк к тому времени уже взрослый стал, даже без поводка ходил рядом с дочкой- так она ему доверяла.
Дочь решила провести свой эксперимент сама, ни с кем не посоветовавшись, понадеялась на опыт Титана.
Плохо все кончилось…
Как только впустила она Титана в вольер, волки сразу сцепились, и тот, дикий, стал побеждать. Стал душить Титана. Дочь не выдержала, забежала в вольер, чтоб укол успокаивающий быстро сделать злому-то волку, пока он Титаном занят был, а тот, недолго думая, бросился на дочку…
Эх, женщины… Кто же так делает! Эмоции… Испугалась за Титана, натворила беды.
Спас ее Титан ценой собственной жизни.
Только нога у дочки осталась искалеченной, остальные раны-то зажили. Да на сердце рана осталась.
Вылечилась она, сходила на могилку к Титану, и вернулась домой.
Как подменили ее после гибели волка. Такая веселая, задорная была, а теперь молчаливая стала, задумчивая. Работу свою научную забросила. Не мое, говорит, это дело, не смогла правильно себя повести, волка загубила.
Теперь животными занимается в местном приюте, на окраине города. Собачки, кошечки… Далековато от дома, но она так хотела. Это, говорит, мое покаяние…
Мужчина вздохнул, отвернулся к окну. В отражении темного стекла я увидела, как он смахнул слезу.
-О, вот и вашу красавицу несут!
Из операционной вынесли спящую собаку. Врач попросил подождать до утра, а потом и забрать можно, но возить на осмотры потребовал.
И тут мужчина, молчавший, пока врач давал рекомендации, сказал:
– Давайте, я заберу собаку к себе, в семью. Ну куда вы ее повезете в таком состоянии, да еще и поездом?
А уж моя дочь вЫходит ее, обещаю. Согласны?
Немного поколебавшись, я согласилась, почувствовав облегчение. Проблема отпала сама собой. А про себя подумала: вот и еще одна душа отступила от мечты…
Мы просидели до самого утра в приемной клиники, разговаривая о превратностях бытия.
Потом проснулась наша подопечная. Я проводила мужчину, несшего на руках спасенную собаку, до дома; идти и в самом деле оказалось очень близко.
На прощание, у двери подъезда мой добрый знакомый вдруг спросил:
– А кличка? Как мы назовем спасенную?
– Назовите Титаной! В память о том прекрасном волке, хорошо? И передайте мои самые лучшие пожелания вашей дочери.
Бог с ними, с научными работами. Может, и в самом деле это не её призвание: очень она близко к сердцу все приняла.
А в работе со зверьми надо уметь себя сдерживать. Но это мои рассуждения.
И спасибо вам за ваше внимание и помощь. Я буду звонить. До свидания!

Читайте также:  Брачные контракты. За и против

…Собака жива, зовут Титаной. Мы часто созваниваемся с ее хозяевами. И, глядя на фотографии Титаны в обнимку с миловидной, кареглазой женщиной, я часто ругаю себя за нерешительность, и боязнь ответственности, вспоминая, с какой легкостью согласилась оставить собаку в этой семье.
Но я знаю, что ей там хорошо, и её любят.
Вот так бывает: поедешь в гости в другой город, и волей случая в жизни твоей появляются хорошие, добросердечные люди.

Обсуждение
Нина Павлова 20:00 21.10.2019 (1)

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

И так бывает: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «И так бывает»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Ирина Коханова: другие книги автора

Кто написал И так бывает? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

И так бывает — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «И так бывает», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

‘Истина то, что прожито’.

Я стремительно убегала подальше от подворотни, в которую чуть не забрела по своей глупости, решив срезать путь до дома. Неслась в сторону главной улицы, где должно быть многолюдно, несмотря на второй час ночи. Ломанулась, как напуганный лось сквозь чащу леса, сразу же, как только увидела довольно упитых трех типов с выражением рожи, кому бы пятак начистить. Забег на высоченных каблуках — это спринт на ходулях, быстро и далеко не убежишь. Страшно… За спиной довольное мужское улюлюканье и топот ног, преследующих меня. Догоняют. Успею, не догонят…

Сильный удар в спину, с размаху растягиваюсь во весь рост на асфальте, содрав в кровь коленки и локти. Сердце заходится в быстром ритме, загнанного кролика. Догнали… Вцепившись рукой в мои волосы, оттянул голову назад. Резко приставив что — то холодное к моей шее.

— Только пикни, прирежу как свинью. Усекла? — В ответ я смогла лишь захрипеть. Не отпуская моей шевелюры, потащил мое безвольное тело, парализованное леденящим ужасом, обратно в темную и безлюдную подворотню. Откуда-то пришло четкое понимание, если: дотащит, не выживу. Отчаянно дернулась, рванула вперед, оставляя в зажатом кулаке кровавые клоки своих волос. Попытка побега закончилась, практически и не начавшись. Трое здоровенных пьяных мужиков против хрупкой женщины, это перебор. Удар в живот, — и вот я, скуля от боли, катаюсь по земле. А три ублюдка громко и довольно ржут.

— Ну что, овца, добегалась? — скалился в кривой ухмылке пьяный бугай.

— Хорошую развлекуху сегодня себе нашли.

— Точно, Гриня, интересная игрушка, потому что новая.

Хохот. Снова вцепляются в волосы и волокут, подальше от людной улицы, в темный закуток, смердящий отхожим местом. Что же ты сволочь, все за них меня хватаешь, — мелькнула мысль в голове. Я поспешно старалась придумать выход из ситуации. Сказать, может быть, что больна какой-либо гадостью? Нет, едва стоит глянуть на эти тупые рожи, можно понять, не проймешь. Мерзавцы настроены поразвлечься. Значит, буду орать, и погромче, а вдруг кто-нибудь услышит и поможет. Ага, как же, сказочница, такая большая, а в сказки веришь. Скорее мимо пройдут, и отвлекать не будут. Мысленно осадила сама себя. Стоп, все равно надеяться надо. Надежда умирает последней.

Резко швырнув в угол стены, тащивший меня гад, потянул ко мне руку, видимо, в надежде скоренько избавить от одежды. Вот в эту-то протянутую медвежью лапищу я и вцепилась со всей дури зубами, с довольным злорадством растянув, красные от его крови губы. Хоть покусаю от души. И в тот же момент, посмотрев на перекошенные в бешенстве морды этих выродков, я ощутила себя жалкой и маленькой, как загнанная в угол крыса.

— Ах ты, тварь! — взревел этот тип, схватившись за прокушенную руку, и тут же ударом в челюсть отправил меня в бессознательное состояние. Очнулась я от зверской боли во всем теле и жуткого пронизывающего холода. Грязные рваные куски ткани, которые остались от одежды, свисали по бокам. И то, что я, — голая, замерзшая и распятая, этими подонками, лежала на земле вонючей ночной улицы, не вызывало у меня чувство стыда, а только все поглощающий животный страх.

— Мы ждали твоего возвращения. Очень хотели, что бы ты полностью насладилась нашей игрой, — хватая своей лапищей за мою шею, усмехнулся урод.

— Будешь хорошей девочкой, мы тебя отпустим, а начнешь выкобениваться, сделаем очень больно. Тебе ясно? — вперился в меня взглядом душевнобольного тот, которого носатый называл Гриней.

— Ты поняла, сучка? — снисходительно похлопал меня, урод, по лицу, — можешь промычать, разрешаю. Не обращая на очередной взрыв больного хохота этой троицы, я смогла лишь кивнуть, не сумев выдавить из себя ни звука. Во рту все пересохло, язык отказался шевелиться. Не, точно не отпустят, я видела их лица. Я не первая их игрушка. Убьют, возникла уверенная мысль.

— Какая покладистая девка, — расцвел в ироничной мерзкой улыбке носатый. Мои жалкие попытки сбросить с себя пристраивавшегося на меня выродка, ни к чему не привели. С двух сторон крепко держали носатый с Гриней. Развлечение им явно нравилось. Не знаю, как мне удалось извернуться, но моё колено все же приласкало пах ублюдка.

— Сука! Тварь! — хрипел корчивший рядом мужик. Мою триумфальную улыбку стерла жуткая боль от удара в живот. Носатый резко схватил меня за шею, прижал к моей щеке нож, открывшийся щелчком, провел его кончиком по моему лицу. Это сон, просто страшный сон. Сейчас, я проснусь, и все закончится… Вот сейчас…

Ссылка на основную публикацию